ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

журнал для любителей Кошек

ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

Новости

GPS-трекер для собак

А.И. Куприн и кошка Ю-ю – наперсница его одиночества. Часть 2

 

Автор: Александра Рожкова

Дата: 26.11.2014 18:57:32

Независимый и гордый нрав кошек, их самодостаточность и благородство вызывали преклонение и восхищение писателя. Все это нашло свое выражение в описании героини рассказа «Ю-ю»: «Надменный взгляд – и прыжок в сторону. Она горда! Она никогда не забывает, что в ее жилах течет голубая кровь от двух ветвей: великой сибирской и державной бухарской. Мальчишка для нее – всего лишь кто-то, приносящий ей ежедневно мясо. На все, что вне ее дома, вне ее покровительства и благоволения, она смотрит с царственной холодностью. Нас она милостиво приемлет.

2.jpgВсе это нашло свое выражение в описании героини рассказа «Ю-ю»: «Надменный взгляд – и прыжок в сторону. Она горда! Она никогда не забывает, что в ее жилах течет голубая кровь от двух ветвей: великой сибирской и державной бухарской. Мальчишка для нее – всего лишь кто-то, приносящий ей ежедневно мясо. На все, что вне ее дома, вне ее покровительства и благоволения, она смотрит с царственной холодностью. Нас она милостиво приемлет. Я любил исполнять ее приказания. Вот, например, я работаю над парником, вдумчиво отщипывая у дынь лишние побеги, – здесь нужен большой расчет. Жарко от летнего солнца и от теплой земли. Беззвучно подходит Ю-ю. «Мрум!» Это значит: «Идите, я хочу пить». Разгибаюсь с трудом, Ю-ю уже впереди. Ни разу не обернется на меня. Посмею ли я отказаться или замедлить? Она ведет меня из огорода во двор, потом на кухню, затем по коридору в мою комнату. Учтиво отворяю я перед нею все двери и почтительно пропускаю вперед» (А.И. Куприн, «Ю-ю»). Большой и гордый зверь жил в маленьком пушистом комочке, и Куприн это прекрасно знал, так же как и то, что своенравным и непредсказуемым характером обязан древнему татарскому роду Кулунчаковых. Эти черты характера роднили его с кошачьим племенем, но еще больше сближало его с кошками неискоренимое, порой сумасбродное любопытство, из-за которого он сменил немало профессий: от боксера, борца в цирке, землемера, актера, учителя, рыбака, рекламного агента, воздухоплавателя, шарманщика, продавца газет, санитара в морге до конокрада, шпиона и вора-карманника. В результате всей этой эпопеи с поисками себя Куприн стал тем, кем стал, а кошка прочно обосновалась в его сердце и жизни. Об этом пишет в своих мемуарах современница Куприна Надежда Тэффи: «Кошка была для него очень близким существом. Последним представителем звериного мира, который он так любил. Уезжая в Россию, на парижском вокзале усаживаясь в вагон, он больше всего заботился о кошке, волновался, не забыли ли захватить кошку. Он понимал, что жизнь его переломилась, что едет он на родину не жить, а умирать, и обеими руками держался за это последнее любимое, свое звериное: «Где кошка! Дайте мне кошку!» (Н. Тэффи, «А.И. Куприн (Отрывки воспоминаний)»). Об этом же вспоминает и его дочь Ксения: «Как-то раз, разговаривая в посольстве о своем отъезде из Парижа, отец вдруг замялся. Потемкин спросил: в чем дело? Александр Иванович решил задать давно мучивший его вопрос: «Скажите, а кошечку можно взять с собой?» Присутствующие рассмеялись. Потемкин сказал: «Ну, конечно».  <…> Мы направились к Северному вокзалу. У отца на коленях была корзиночка с Ю-ю. <…>» (К.А. Куприна, «Куприн – мой отец»).
0007-008-Doch-Kuprina-vspominala-chto-v-ikh-dome-bylo-mnogo-zhivotnykh-no.jpgЮ-ю: наперсница и муза
 Но еще красноречивее о месте кошки в собственных жизни и творчестве он свидетельствует сам в своем во многом автобиографическом рассказе «Ю-ю»: «Бывали у меня с Ю-ю особенные часы спокойного семейного счастья. Это тогда, когда я писал по ночам: занятие довольно изнурительное, но если в него втянуться, в нем много тихой отрады. Царапаешь, царапаешь пером, вдруг не хватает какого-то очень нужного слова. Остановился. Какая тишина! Шипит еле слышно керосин в лампе, шумит морской шум в ушах, и от этого ночь еще тише. И все люди спят, и все звери спят, и лошади, и птицы, и дети, и Колины игрушки в соседней комнате. Даже собаки, и те не лают, заснули. Косят глаза, расплываются и пропадают мысли. Где я: в дремучем лесу или на верху высокой башни? И вздрогнешь от мягкого упругого толчка. Это Ю-ю легко вскочила с пола на стол. Совсем неизвестно, когда пришла. Поворочается немного на столе, помнется, облюбовывая место, и сядет рядышком со мною, у правой руки, пушистым, горбатым в лопатках комком; все четыре лапки подобраны и спрятаны, только две передние бархатные перчаточки чуть-чуть высовываются наружу. Я опять пишу быстро и с увлечением. Ладно, Ю-ю, будем писать дальше. Царапает, царапает перо. Сами собой приходят ладные, уклюжие слова. В послушном разнообразии строятся фразы. Но уже тяжелеет голова, ломит спину, начинают дрожать пальцы правой руки: того и гляди, профессиональная судорога вдруг скорчит их, и перо, как заостренный дротик, полетит через всю комнату. Не пора ли? И Ю-ю думает, что пора. Она уже давно выдумала развлечение: следит внимательно за строками, вырастающими у меня на бумаге, водя глазами за пером, и притворяется перед самой собою, что это я выпускаю из него маленьких, черных, уродливых мух. И вдруг хлоп лапкой по самой последней мухе. Удар меток и быстр: черная кровь размазана по бумаге. Пойдем спать, Ю-юшка. Пусть мухи тоже поспят до завтрева» (А.И. Куприн, «Ю-ю»). Ю-ю была самым настоящим компаньоном Куприна, полноправным членом его семьи. Об этом свидетельствуют письма жены Куприна Елизаветы Морицовны к дочери: «Юшка была в дороге очаровательна, напрасно я покупала ошейник и шнурок. Сидела смирно на руках или рядом с кем-нибудь из нас». В другом ее письме к дочери опять же сообщается про постоянного члена семьи и компаньона Куприных: «…Пишу плохо, так как на руке у меня лежит Ю-ю». Неудивительно, что и взаимоотношения с кошкой были на равных, с ее интересами и пристрастиями считались, ее уважали: «Спала Ю-ю в доме, где хотела: на диванах, на коврах, на стульях, на пианино сверх нотных тетрадок. Очень любила лежать на газетах, подползши под верхний лист: в типографской краске есть что-то лакомое для кошачьего обоняния, а кроме того, бумага отлично хранит тепло; описывая очередное местообустройство кошкиного сна, Куприн заканчивает тем, что, когда Ю-ю задремала, он «вышел на цыпочках» (А.И. Куприн, «Ю-ю»). В своих мемуарах дочь Куприна Ксения свидетельствует о том, что Ю-ю – это не столько конкретная кошка, которая появилась у Куприных в период их парижской эмиграции («Тогда же появился у нас новый, полноправный член семьи, знаменитый кот Ю-ю, герой рассказа «Ю-ю»), сколько некий собирательный образ кошки-компаньонки писателя, которая сопровождала его по жизни. Это и парижский «кот-воркот, бархатный живот», который прожил десять лет и погиб от камня, пущенного в него злою рукой, и «Юшка», с которой Куприны возвращались в Россию… 
kuprin_02.jpg «Первым прототипом Ю-ю послужила кошка Катя, которая фигурирует также и в рассказе «Сапсан», − вспоминает дочь Ксения и приводит в своих мемуарах фрагмент ненапечатанного варианта рассказа, где дается ее «достоверная история»: «Это было в 18-м году. Приехал мешочник из Гдова, кум нашей бывшей кухарки Катерины Матвеевны, взял у нас за свиное сало заветную «штуку» кавказского крученого шелка и цейсовский бинокль в желтом кожаном футляре. Потом пошарил глазами по кухне и наткнулся ими на Ю-ю, которую знал уже четыре года: «Вот бы кошчонку мне, товарищ барыня, продали или обменяли. Хороша кощенка!» <…> Продать ее мы не могли. Выменять – тоже. Подарили. А через год от этого Ефима пришло письмо к Катерине, где после всяких «но и еще кланяюсь, и еще кланяюсь…» было приписано: «А товарищу мадам «такой-то» с низким поклоном передай, что кошка ихняя, такой у нас красивой в деревне и не видали. Все бы хотели от нее котеночка, но она с нашими котами не знается. Гордо себя против них держит» (К.А. Куприна, «Куприн – мой отец»).
В рассказе «Сапсан» описание кошки дополняется следующими характерными чертами: «У нас живет в доме пушистая кошка Катя, необыкновенно важное и дерзкое существо. Она держит себя так надменно, будто бы весь дом и все, что в доме, − люди и вещи, − принадлежит ей» (А.И. Куприн, «Сапсан»). А вот и предыстория знаменитой кошки: «Звали ее Ю-ю. Не в честь какого-нибудь китайского мандарина Ю-ю, и не в память папирос Ю-ю, а просто так. Увидев ее впервые маленьким котенком, молодой человек трех лет вытаращил глаза от удивления, вытянул губы трубочкой и произнес: «Ю-ю». Точно свистнул. И пошло – Ю-ю. Сначала это был только пушистый комок с двумя веселыми глазами и бело-розовым носиком. Дремал этот комок на подоконнике, на солнце; лакал, жмурясь и мурлыча, молоко из блюдечка; ловил лапой мух на окне; катался по полу, играя бумажкой, клубком ниток, собственным хвостом… И мы сами не помним, когда это вдруг вместо черно-рыже-белого пушистого комка мы увидели большую, стройную, гордую кошку, первую красавицу города и предмет зависти любителей» (А.И Куприн, «Ю-ю»). Красота и ум − непременные черты купринской кошки-компаньонки. Об этом свидетельствует его дочь: «Этот «кот-воркот» и был Ю-ю. Прожил он у нас десять лет, был известен всему кварталу за красоту и ум. Мы жили в первом этаже с окнами, выходящими в крохотный палисадник. Ю-ю был настолько чистоплотен, что за своими маленькими делишками перебегал через дорогу в овраг, где проходила окружная электричка. У Ю-ю была одна неприятная привычка, за которую его нельзя было наказать. Свои мышиные и крысиные трофеи он приносил домой и с гордостью клал на чью-нибудь подушку, уверенный в нашей радости. Вечером Ю-ю никогда не входил в дом, пока все члены семьи не вернулись, встречал у метро кого-нибудь из нас, провожал до двери, а потом снова шел караулить. И только с последним возвращающимся Ю-ю входил в дом. Когда к нам приходили знакомые, отец непременно требовал, чтобы прежде всего здоровались с Ю-ю за лапку, которую тот снисходительно протягивал» (К.А. Куприна, «Куприн – мой отец»). Об этом свидетельствует и сам Куприн в своем рассказе: «Когда дом начинал просыпаться, первый ее деловой визит бывал всегда ко мне, и то лишь после того, как ее чуткое ухо улавливало утренний чистый детский голосок, раздававшийся в комнате рядом со мною.Шаляпин_и_Куприн.jpg Ю-ю открывала мордочкой и лапками неплотно затворяемую дверь, входила, вспрыгивала на постель, тыкала мне в руку или в щеку розовый нос и говорила коротко: «Муррм». За всю свою жизнь она ни разу не мяукнула, а произносила только этот довольно музыкальный звук − «муррм». Но было в нем много разнообразных оттенков, выражавших то ласку, то тревогу, то требование, то отказ, то благодарность, то досаду, то укор. Короткое «муррм» всегда означало: «Иди за мной». Она спрыгивала на пол и, не оглядываясь, шла к двери. Она не сомневалась в моем повиновении. Я слушался. Одевался наскоро, выходил в темноватый коридор. Блестя желто-зелеными хризолитами глаз, Ю-ю дожидалась меня у двери, ведущей в комнату, где обычно спал четырехлетний молодой человек со своей матерью. Я притворял ее. Чуть слышное признательное «мрм», S-образное движение ловкого тела, зигзаг пушистого хвоста, – и Ю-ю скользнула в детскую. Там – обряд утреннего здорованья. Сначала – почти официальный долг почтения – прыжок на постель к матери. «Муррм! Здравствуйте, хозяйка!» Носиком в руку, носиком в щеку, и кончено; потом прыжок на пол, прыжок через сетку в детскую кроватку. Встреча с обеих сторон нежная. «Муррм, муррм! Здравствуй, дружок! Хорошо ли почивал?» – Ю-юшенька! Юшенька! Восторгательная Юшенька!» (А.И Куприн, «Ю-ю»). Кошка выведена здесь как мыслящее, ни в чем не уступающее ни интеллектуально, ни эмоционально человеку существо. Для этого автору пришлось детально фиксировать в рассказе пластичный кошачий язык тела и издаваемых звуков с «подстрочным переводом», при этом он не забывал любоваться пушистым хвостом и ловкостью животного. Или вот еще: «Ю-ю с отъездом двух своих друзей – большого и маленького – долго находилась в тревоге и недоумении. Ходила по комнатам и все тыкалась носом в углы. Ткнется и скажет выразительно: «Мик!» Впервые за наше давнее знакомство я стал слышать у нее это слово. Что оно значило по-кошачьи, я не берусь сказать, но по-человечески оно ясно звучало примерно так: «Что случилось? Где они? Куда пропали?» И она озиралась на меня широко раскрытыми желто-зелеными глазами; в них я читал изумление и требовательный вопрос» (А.И Куприн, «Ю-ю»). Примерами недюжинного кошачьего ума текст прямо-таки пестрит: «…час прихода мальчишки из мясной и его шаги она изучила до тонкости. Если она снаружи, то непременно ждет говядину на крыльце, а если дома – бежит навстречу говядине в кухню.shutterstock_174700652.jpg Кухонную дверь она сама открывает с непостижимой ловкостью. В ней не круглая костяная ручка, как в детской, а медная, длинная. Ю-ю с разбегу подпрыгивает и виснет на ручке, обхватив ее передними лапками с обеих сторон, а задними упирается в стену. Два-три толчка всем гибким телом – кляк! – ручка поддалась, и дверь отошла»; «…иногда для шутливого опыта я слегка завинчиваю четырехлапую никелевую рукоятку. Вода идет по капельке. Ю-ю недовольна. Нетерпеливо переминается в своей неудобной позе, оборачивает ко мне голову. Два желтых топаза смотрят на меня с серьезным укором. «Муррум! Бросьте ваши глупости!..» И несколько раз тычет носом в кран. Мне стыдно. Я прошу прощения. Пускаю воду бежать как следует» (А.И. Куприн, «Ю-ю»). Описывая взаимоотношения маленького ребенка и кошки, автор приходит к выводу, что, помимо интеллекта, кошкам свойственно и то, чего подчас лишены многие люди: «Тот ее мял и тискал, осыпал ее всякими ласковыми именами, назвал даже от восторга почему-то Юшкевичем! Она же вывернулась ловко из его еще слабых рук, сказала «мрм», спрыгнула на пол и ушла. Какая выдержка, чтобы не сказать: спокойное величие души!.. (А.И. Куприн, «Ю-ю»). Куприн не только любуется кошачьей красотой и умом, но и душою, которая у пушистого небольшого зверька действительно большая и красивая: «Ю-ю никогда не попрошайничает. (За услугу благодарит кротко и сердечно) <…> Ю-ю смотрит на меня пристально неподвижными, немигающими глазами. Я гляжу на нее. Так проходит с минуту. Во взгляде Ю-ю я ясно читаю: «Вы знаете, что мне нужно, но притворяетесь. Все равно просить я не буду» (А.И Куприн, «Ю-ю»). Наблюдения за Ю-ю приводят писателя к интересному выводу: «Люди вообще весьма медленно и тяжело понимают животных: животные  людей – гораздо быстрее и тоньше» (А.И Куприн, «Ю-ю»). Куприну посчастливилось стать счастливым исключением…

Статья опубликована в декабрьском номере журнала «Друг» для любителей кошек за 2014 год 

Показать полностью


Комментарии

Возврат к списку

Последние поступления

  • Елена Гудкова: «Счастье, если работа совпадает с увлечением всей жизни»

    Елена Гудкова: «Счастье, если работа совпадает с увлечением всей жизни» Наш сегодняшний гость – эксперт международной категории по всем породам Елена Гудкова — живет в Москве, воспитывает сына-подростка, с увлечением разводит цветы и проводит «военно-полевые» сезоны на даче, где выращивает разнообразные фрукты и овощи. Помимо кошек Елена увлекается коллекционированием минералов и древних окаменелостей, а ее дом полон всяческой живности — это не только привычные пушистые питомцы, но и черепашка, рыбки, белая лягушка пипа и синий рак.

    Читать далее

  • Двойная польза

    Двойная польза Тот, кто рыбачит зимой, знает, что в холодное время года большинство рыб малоактивны и в основном отстаиваются в зимовальных ямах. Ловится преимущественно мелочь — ершики, окушки, плотвички. Наиболее частой добычей рыболовов становятся надоедливые ерши, обычно размером с мизинец. Про таких рыболовы говорят: «Глаза да хвост, остальное колючки».

    Читать далее

  • Как выбрать переноску для кошки?

    Как выбрать переноску для кошки? В жизни каждого владельца наступает момент, когда любимую кошку необходимо куда-нибудь перевезти – будь то кошачья выставка, ветеринарная клиника, поездка на дачу или переезд, во всех этих случаях понадобится переноска. Сегодня в зоомагазинах представлен богатый ассортимент всевозможных переносок. И не потеряться в них очень сложно.

    Читать далее

  • Поведение кошки после родов

    Поведение кошки после родов Даже если роды у кошки прошли успешно, расслабляться рано. Ведь никогда не знаешь наверняка, будет ли она заботиться о своем потомстве так, как подобает настоящей матери.

    Читать далее

Породистая гжель