ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

журнал для любителей Собак

ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

Новости

GPS-трекер для собак

«Плюс 500- минус 45» (Начало)

 

Автор: Максим Любавин

Дата: 01.08.2014 17:25:50

«Пришло время, и я решился. Предложение пришло как будто свыше. Я жил этим весь год. Аляска – лишь отдаленная мечта, до которой я пытаюсь дотянуться в отведенный мне отрезок жизни. Но этот кто-то послал мне не Аляску, а нечто большее. Человек и упряжка из десяти собак на ледяных просторах, измеряемых островками жизни – началом и концом нашего пути в 500 километров безлюдной якутской тайги и вздыбленной декабрьскими торосами Лены. Я счастлив…».

2.jpgСборы
В тот момент я уже имел все необходимое снаряжение и четкий план действий, скорректированный принимающей стороной – Германом Арбугаевым, руководителем компании «Арктик Трэвел». Именно он обеспечил меня работоспособной упряжкой, необходимым продовольствием и технической поддержкой. Единственное, что я должен был доставить в Якутск самостоятельно, – экспедиционную нарту австрийской компании Danler, чрезвычайно технологичные, легкие, предназначенные для длительных и экстремальных переходов. Нарта, габариты которой даже в сложенном состоянии оказались весьма внушительными, было решено отправить отдельно. Я заранее отвез ее в транспортную компанию и со спокойной душой приступил к дальнейшей подготовке экспедиции. За два дня до отлета в душе возникло легкое беспокойство, и я позвонил в Якутск. 
– Герман, привет. Ты получил нарту? Вышла две недели назад.
– Нет…
Услышав это «нет», я был слегка ошарашен и тут же «сел на телефон» транспортной компании. 
– Понимаете, мы уже погрузили ее в самолет, но пришел срочный груз МЧС, и нам пришлось все вернуть на склад. Вы не беспокойтесь, сегодня отправим, – уверяли меня транспортники. 
Но я все же беспокоился, и, как выяснилось, не напрасно. Моя нарта так и не улетела в Якутск самостоятельно. Со мной связался генеральный директор компании и, извиняясь, предложил привезти ее в аэропорт ко времени моего отлета. 
– Попробуйте взять ее как багаж, – это был единственный совет и вариант. 
Я согласился. А что мне оставалось делать? Но даже здесь водитель-экспедитор умудрился застрять в извечной московской пробке. Нарта прибыла за пять минут до окончания регистрации на рейс. Крайнее изумление прочитал я в глазах девушки за стойкой регистрации, когда, весь в мыле, подвез к ней трехметровое чудо австрийских мастеров. Но мы – я и моя нарта – все же вылетели строго по расписанию.
_DSC6300.jpgДень первый – тренировочный выход 
Даже для тех, кто знаком с навыками управления упряжкой, этот момент является обязательным. Происходит знакомство с собаками. Нужно понять роль каждой из них в этой «закрытой», действующей по своим законам собачьей стае. Километры, пройденные в первый день, по возвращении домой уже кажутся легкой прогулкой. Но тогда для меня решалось многое. Эта тренировка безжалостно разрушила выстроенные в теплом московском офисе планы. Собранные мною предметы экипировки – все, над чем я так долго ломал голову, здесь попросту не работало! В первые десять минут пути на открытом и продуваемом пространстве я обморозил щеку. Она побелела, и примерно столько же времени ушло на то, чтобы реанимировать ее активным растиранием. Собаки, до этого более суток просидевшие на привязи, рвались в бой, но мне пришлось заякорить нарту и долго рыться в рюкзаке неуклюжими в меховых рукавицах пальцами в поисках неопреновой маски. Горнолыжные очки оказались бесполезны. От учащенного дыхания они запотели и моментально покрылись слоем льда. Наконец, приведя в чувство лицо, я выбил якорь, и собаки услышали долгожданное «Патя!» («Вперед!»). Пальцы ног начали неметь, а ботинки «Вибрам» – обувь для «восьмитысячников» – задубели, как пересушенная рыба. Все, о чем меня предупреждал Герман, имевший бесценный опыт передвижения на длинных дистанциях в условиях крайних холодов, начало сбываться. Не знаю, что бы я делал, если бы не длинный тягун, уходящий с открытого пространства в глубь таежного леса. Поначалу этот подъем был не столь ощутим, и собаки бежали, не снижая скорости. Но вскоре крутизна увеличилась, я подруливал нарту ногой, а потом и побежал, толкая ее перед собой. Десяти минут активной работы на крутом подъеме хватило, чтобы окончательно согреть верхнюю часть тела. Наконец подъем закончился, и, встав на нарту, я оценил ситуацию. Собаки вошли в привычный ритм, и уже не было нужды подгонять их охрипшим от мороза голосом. Низкое северное солнце не слепило глаза, и я смотрел на него не щурясь сквозь частые стволы упакованных в белый иней низкорослых таежных деревьев. Двух часов пути до промежуточной точки вполне достаточно, чтобы оценить и переварить то, чего ты до этого не знал и о чем даже не задумывался. Какие люди живут здесь и каков уклад их жизни? Наша жизнь измеряется часами. Их – световым временем. Нас интересует, сколько бензина «кушает» авто на 100 км. Их – что они успевают сделать за час. Именно час, поскольку машины тут не глушат сутками. Приехал на работу – машина стоит под окном и пыхтит. Нам, чтобы отправить СМС, надо дождаться очередной остановки метрополитена или удобного сигнала светофора. Чтобы отправить СМС там, необходимо отыскать высокое дерево – схватить связь. Более продвинутые придумали иной способ. Написать текст, нажать «Отправить» и высоко, как только возможно, подбросить телефон. Кидать, пока не отправится. И ведь отправляется! Основная пища здесь та, что в наших больших и приспособленных для жизни городах считается дорогущим деликатесом: нельма, оленина, жеребятина. Водку здесь употребляют не внутрь. Ею угощают длинную дорогу, дом, огонь – все то, от чьей благосклонности зависит жизнь. За раздумьями дорога оказалась короче, и через два часа я достиг промежуточной точки своего пробного выхода – Шаманова дерева, обособленно стоящей сосны. Весь ее ствол и ветки перевязаны ритуальными ленточками. Собаки, пользуясь остановкой, тут же улеглись в снег. Пока я завязывал свою ленточку и просил судьбу быть благосклонной во время моего многодневного перехода к Ленским Столбам, многие из них успели просмотреть не один сон из своей собачьей жизни. На обратном пути, на спуске, разогнавшиеся собаки дважды переворачивали не загруженную экипировкой нарту. Помня основное правило каюра – нарту ни в коем случае не отпускать, – я крепко удерживал ее и бился телом обо все, что попадалось на пути. При этом напрочь забыл понятную собакам команду «Тай!» («Стоп!») и, исколоченный пнями, стволами и нартой, кричал все, что подсказывало сознание. Я не был оригинален, и трехпалубный русский язык нисколько не смущал якутских лаек на их пути к дому, отдыху и долгожданной еде.
_DSC6304.jpgДень второй. В путь…
С раннего утра сборы. На прицеп, где уже стоит перевозка для собак, вкатывает снегоход. На сетке багажника «Дефендера» расположились грузовые сани – те, что пойдут за снегоходом, и нарта для упряжки. В нарте все необходимое – спальники, шкура оленя, запасные карабины, термоса. Там же загружена кухлянка (шуба-анорак из оленьего меха). Поминая предыдущий опыт, сразу экипируюсь в подбитые камусом высокие торбаза, напоминающие унты, но намного легче и в то же время теплее. Олений камус на подошве выполняет несколько функций. Он не проскальзывает (свойство камуса), на торбаза не налипает снег, он сгибается в области ступни, как обычные носки, и обладает удивительной теплоизоляцией. Единственным и непременным условием для сохранения этих свойств является то, что торбаза не должны намокать. Поэтому, находясь в теплом помещении, их обычно выставляют на улицу. Думаю, аналог торбазов у североамериканских индейцев именуется мокасинами. Для утяжеления нарты кидаем туда же «станции» для собак. «Станции» – это 20 метров металлического троса, на котором закреплены цепи. Ровно 10, по числу собак. Во время стоянки (ночевки) «станция» закрепляется между двумя деревьями и служит «постоялым двором» для четвероногих членов упряжки. Мы берем две «станции». Очень часто на холоде карабины «станции» промерзают и лопаются. Менять карабины на морозе – занятие весьма неприятное. В варежках это невозможно, а голыми руками – грозит обморожением фаланг. Легче достать новую «станцию». Перевозка имеет 12 кают, и на данный момент в две свободные загружаются мешки с мороженой рыбой. Это основная пища якутских лаек. В каждой каюте, предназначенной для собак, навалено сено. Около часа езды по грунту северного «автобана» – и «Дефендер» ныряет в широкую таежную просеку. Еще полчаса на разгрузку, упаковку грузовых саней, и все готово к первому этапу пути – около 45 км. Мы отпускаем группу сопровождения. Внедорожник уходит в сторону Якутска и далее к берегам Лены, чтобы завтра встретить нас в заранее условленной точке. Владимир, мой спутник и водитель снегохода, достает из ящика с провиантом бутылку водки и добрый кусок хлеба.
– Надо покормить и напоить дорогу. Держи, – говорит он, протягивая мне граненый стакан.
Я крошу в снег хлеб и выливаю из стакана тягучую от мороза водку:
– Будь милостива к нам, дорога, и пусть удача пребудет с нами. Вот и все. В путь! 
Продолжение следует.    

Фотографии Максим Любавин

Показать полностью


Комментарии

Возврат к списку

Последние поступления

  • Национальный чемпионат керри-блю-терьеров

    Национальный чемпионат керри-блю-терьеров Главные выставки года должны проходить не только в Москве. Это правило в нкп «керри-блю-терьер» существует не первый год, и клуб регулярно дает возможность регионам провести национальный чемпионат породы.    В 2017 году национальный чемпионат породы керри-блю-терьер было решено провести в географическом центре России – Екатеринбурге.

    Читать далее

  • «Россия-2017». В новых красках

    «Россия-2017». В новых красках Середина ноября в уходящем, 2017 году для всех любителей собак была отмечена важным событием: на территории современного выставочного комплекса «Крокус-Экспо» прошла выставка «Россия» и «Россия. Кубок Президента РКФ». Такие крупные мероприятия в кинологическом сообществе случаются нечасто и всегда собирают сотни участников и зрителей.

    Читать далее

  • Соседка

    Соседка С какой теплотой мы вспоминаем 80-е годы прошлого столетия. Времена, когда люди не прятались за бронированными дверями и домофонами. Все знали соседей не только в лицо, но и по именам, причем не только из своего подъезда, и  двери в квартирах были практически нараспашку. 

    Читать далее

  • Собаки-актеры: секреты мастерства

    Собаки-актеры: секреты мастерства Собака в кадре – беспроигрышный вариант, будь то рекламный ролик, музыкальный клип или художественный фильм. Четвероногий актер обязательно привлечет внимание зрителей уже только тем, что наравне с актерами-людьми играет свою роль и помогает выводить сюжетную линию. Но как это возможно, разве собака понимает, что происходит? Об этом мы решили поговорить с теми, кому не раз приходилось работать на съемочной площадке с хвостатыми актерами.

    Читать далее

Породистая гжель