ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

журнал для любителей Собак

ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

Новости

GPS-трекер для собак

Московская сторожевая – наше национальное достояние

Статья опубликована в журнале

Автор: Татьяна Миронова

Дата: 01.03.2018

Подробнее о журнале

Елена Ямпольская – депутат Государственной думы ФС РФ. В недавнем прошлом – главный редактор, ныне председатель редакционной коллегии газеты «Культура». Член Президиума Совета по культуре и искусству при Президенте РФ. Но сегодня мы хотим представить Елену Ямпольскую как человека близкого по духу читателям «ДРУГа» – как собаковода и владельца московской сторожевой по кличке Барин.

– Елена, 16 февраля наступает Год собаки по восточному календарю. Не в каждом доме встретишь символ года на восемьдесят с лишним килограммов. А московские сторожевые вообще сегодня редкость. Почему Вы остановились именно на этой породе?
– Честно говоря, сначала я думала о восточноевропейской овчарке. Обратилась в военный питомник «Красная звезда», где эту породу выводили. Газета «Культура» много материалов о нем публикует, мы дружим. Оказалось, Мухтаров у них почти нет, выбирать не из чего. Тогда я вспомнила, что оттуда родом еще несколько отечественных пород, и, в частности, московская сторожевая, – огромная рыже-белая «плюшка», мечта нашего детства. Для меня важна символика: создавая «москвичей», скрещивали прежде всего сенбернаров и кавказских овчарок. То бишь Запад с Востоком. А это и есть Россия.
– Но почему питомник Мин­обороны?
– Не хотелось иметь дело с частными заводчиками, нет доверия. Быть может, зря. В любом случае, надеюсь, Барин поможет восстановить поголовье уникальной породы и в «Красной звезде», и в целом по стране.
– У Вас уже был опыт содержания крупной собаки?
– Нет.
– Опасений не возникало?
– Верила, что справлюсь. Конечно, пока растили щенка, трудностей хватало. Постоянная прокачка характера, воли, терпения. Специфические проблемы – например, подбор хондропротекторов для крепких суставов. Теперь сама могу консультировать (улыбается).
– Представьте Вашего питомца поподробнее.
– Барину в апреле исполнится три года. Гиганты взрослеют медленно, в характере пока много щенячьего, собака-улыбака: когда радуется, пасть до ушей. Тактичный, доброжелательный пес. Знает, что хорош собой, падок на комплименты. Любит понежничать – ничего не поделаешь, издержки моего воспитания. Но рабочие – то есть сторожевые – качества безупречны, это заложено генетически. Всякий, кто приходит в дом впервые, должен вынести пару минут баскервильего лая. Впрочем, если гость званый, угрозы нет – хозяева сказали «свой», и вскоре Барину можно чесать пузо – это его слабость.
– Кто придумывал имя? Насколько оно соответствует нраву, любит ли Барин побарствовать?
– Имя случайно произнес муж. Варианты перебирались чисто русские: Князь, Гвидон, Добрыня... Однажды едем в машине, муж за рулем рассуждает вслух: «От этой собаки не должно быть особых беспокойств, вальяжный вырастет, барин...» И я поняла, что слово найдено. Хотя Хачатур просто заговаривал собственную тревогу: в отличие от меня он по натуре не собачник, у армян в принципе не принято держать собак в доме. Согласился только из любви ко мне, за что я ему очень благодарна. И, кстати, со временем стал весьма достойным собаковладельцем. Побарствовать наш «слоник» склонен, как всякая избалованная собака. Зато он никогда не грыз обувь, не пакостничал. Не возьмет чужую еду со стола – не барское это дело. Чистоплотный, лужу на дороге обязательно обойдет. «Аристократ пуха» – так называет его одна моя сотрудница.
– Как сочетается избалованность с послушанием?
– По-разному. Тем паче все молоссы отличаются независимым мышлением. Барин нередко обдумывает команду, прежде чем ее выполнить. Но поскольку пес не вредный и не злобный, всегда есть время договориться.
– В чем плюсы и минусы жизни с гигантом?
– Все плюсы – от него самого. Собака – удовольствие, большая собака – огромное удовольствие. Гигант – это масштабная личность с развитым чувством собственного достоинства. Минусы – от реалий нашей жизни, которые необходимо учитывать каждому потенциальному владельцу. Ветклиники под гигантов не оборудованы. Зоотакси таких размеров вы не найдете – сразу задумайтесь, как будете перемещать питомца. Да что там – даже качественный ошейник длиной 80–85 сантиметров надо специально заказывать.
– Предложение соответствует спросу, а породы-гиганты сегодня не популярны. Вас это огорчает?
– Огорчаться бессмысленно, это жизнь. Есть понятные финансовые трудности. Очевидно, что собак за времена кризиса меньше не стало, даже наоборот. Все-таки питомец дома – самый надежный источник позитива. Тем не менее многие опасаются гиганта не прокормить. У многих нет места в квартире, хотя по нашему опыту скажу: Барин до двух лет рос в городе, только летом перебираясь на дачу, и никаких беспокойств в квартире не создавал. По-моему, маленькие вьюны, которые вечно суетятся, путаются под ногами, «бегают по потолку», значительно менее комфортны.
– А, пардон, запах?
– Ну, тут я обычно перефразирую Шекспира, классическую цитату из «Ромео и Джульетты». А псинка пахнет псинкой – хоть псинкой назови ее, хоть нет. Не нравится, как пахнет любимое существо, – значит, оно не слишком любимое. И не надо жить вместе.
Главная засада, на мой взгляд, – предубеждение, доставшееся нам от 90-х годов. Когда крупных и так называемых «бойцовых» собак зачастую использовали как живое оружие, средство устрашения. Признаюсь, тогда я и сама избегала алабаев или питбулей. К счастью, те времена прошли, но перебить инерцию нелегко. С одной стороны, меня это печалит, потому что измельчание масштаба – дело плохое, берем ли мы глобальные вопросы или частные. С другой – лучше перестраховаться: сейчас много людей эмоционально разбалансированных, просто безалаберных... Одно могу сказать: пока мы с Барином гуляли в черте города, это было движение пунктиром – от прохожего к прохожему. Охи, ахи, расспросы о породе, «а можно погладить?», «а можно с ним сфотографироваться?». Чувствуется, люди истосковались по таким красавцам.
– Вы позволяете чужим гладить свою собаку?
– Да. Считаю, чем крупнее питомец, тем настойчивее надо его социализировать. Злоумышленник к нам и так не приблизится, а хороший человек от общения с собакой станет еще лучше. К Барину очень тянутся дети, даже если тянуться приходится вверх. Правда, упорно называют Бетховеном. Приходится объяснять, в чем разница.
– Вы говорите – Барин рос в городе. А сейчас?
– В один прекрасный момент мы решили расстаться с городской квартирой и переехать в относительно ближнее Подмосковье. Чему несказанно рады. В этом отношении – да и не только в этом – считаем Барина семейным талисманом. Своим появлением он сподвиг нас сначала уехать из центра Москвы в экологически чистый район, к лесопарку. Там подобралась замечательная компания – и собачья, и хозяйская. Это очень важно: ведь, приобретая собаку, ты автоматически приобретаешь и всех остальных собак в округе, это надо понимать. С друзьями по парку до сих пор переписываюсь, обмениваюсь фотографиями. Барин наверняка скучает по многочисленным подружкам, у него были свои «Иветта, Лизетта, Мюзетта, Жанетта, Жоржетта»... Однако с возникновением в моей жизни депутатских обязанностей стало понятно, что я уже не хозяйка своего времени, две долгие прогулки в день стали обузой. Так обрела кровь и плоть моя давняя мечта – жить на природе. Я коренная москвичка, но гармонично себя ощущаю только вне мегаполиса.
– Говорят, собака всегда похожа на своего хозяина. Чем Барин похож на Вас?
– Между нами, действительно, много общего, даже физиологически: мы оба чувствительны к недостатку свежего воздуха, плохо переносим жару, зато зиме радуемся. Не тронутый ни машинами, ни реагентами снег – безусловная ценность и для меня, и для Барина. Любим плавать. Правда, минувшим летом едва не случилась трагедия. Из-за сильных дождей вода в речке, где Барин обычно купается, поднялась, и однажды утром его стало уносить течением. Он боролся, как мог, я металась с криками, вокруг ни жилья, ни людей, собака моя уже там, где берега идут крутыми откосами. Понимаю, он тяжеленький, на такой склон себя не поднимет... В общем, как спасала – долго рассказывать. Спасла. Хорошо, никто не встретился на обратном пути. Представляете картинку: идет депутат Госдумы, а с одежды вода ручьями... Барин в тот день трижды обедал – заедал стресс.
– Он понял, что обязан Вам жизнью? Как-то выражал свою признательность?
– Не более, чем обычно. Барин вообще пес благодарный. На доброе отношение всегда отвечает взаимностью. Надеюсь, эта черта нас с ним тоже роднит. А поскольку лучше меня к нему все-таки никто не относится, то и лоялен он к хозяйке безмерно. Любые манипуляции, которые я над ним проделываю, воспринимаются с покорностью. А многие – и с удовольствием. Например, он обожает причесываться. Беру щетку – сразу виляет хвостом. Эти полчаса кропотливого неспешного вычесывания, после чего собака просто сверкает, я называю «наш спа-салон».
– И часто ли приходится повторять такие полчаса? Шерсти много?
– По-разному. Если это не период линьки, одного-двух раз в неделю вполне достаточно. У московских сторожевых роскошный подшерсток, пух держишь – руке горячо. Собираем потихонечку, но, к сожалению, пока не могу найти мастерицу, которая взялась бы обратить наши запасы в носки и другие полезные вещи.
– Как-то по телевидению Вы рассказывали, что, если недовольны питомцем, говорите ему: «Это неинтеллигентно». Понимает?
– Вполне. Во-первых, собаки реагируют на интонацию. Барин – пес тонкий, «сенсорный», укоризны в моем голосе ему достаточно, чтобы глубоко раскаяться. Во-вторых, у него в памяти уже вообще очень приличный словарный запас. Вся наша разветвленная семья – от самых юных до пожилых – регулярно с ним беседует.
– А более привычные методы воспитания Вы использовали? Работа с инструктором, занятия на площадке?
– На площадку не ходили – ее и не было поблизости, с этим в Москве проблема, чтобы не сказать катастрофа. Инструкторов для индивидуальных занятий несколько раз нанимала. Наши «породники» на «гражданке» практически не работают, так что приезжали люди, знающие московских сторожевых теоретически, – каждый со своей системой, как говорится, «у всякого Додика своя методика». Не скажу, что это было совсем бессмысленно, отдельные полезные навыки нам помогли натренировать. Главный из которых – ничего не есть с земли. Но дальше... Я человек трезвомыслящий, предпочитаю ставить ясную цель и идти к ней самым коротким путем. Шаманить со мной не получится. Какова цель? Получить собаку комфортную для меня, а не для заезжего инструктора. Значит, и работать надо самой. Про ЗКС вопрос не стоял – злобить гиганта просто опасно. Выставки меня не интересуют, буквально нет места в голове, где я могла бы разместить еще и эти заботы. Щенком пару раз свозила Барина на аджилити – со стороны забавно, но для такой собаки несолидно. Мне гораздо интереснее следить за развитием высшей психической деятельности. Например, нет сомнений, что у Барина прекрасное чувство юмора: он устраивает мне безобидные розыгрыши, шутит – иначе это назвать нельзя. Конечно, я не сумасшедшая, понимаю, что собака есть собака и ей необходимо удовлетворять основные инстинкты. Более того, в отличие от большинства женщин, не боюсь собачьих драк. Стараемся избегать конфликтных ситуаций, но если выхода нет, надо драться. Барин не кровожаден, мелюзгу-пустобрехов вообще игнорирует, однако проучить крупного нахала всегда готов. В этом смысле мы опять-таки с ним похожи: брать меня «на слабо» тоже не рекомендуется – могу за холку оттрепать.
– Простите за такой вопрос: гиганты ведь живут недолго... Думаете об этом?
– Стараюсь не думать. Просто делаю по возможности все, чтобы заложить основу для его долголетия. Правильное питание, витамины. Долгие пешие прогулки – я сама их обожаю: если утром есть несколько свободных часов, отправляемся километров на 10–12 по полям, по лесам. И – почаще трепать эти прекрасные «лопушастые» уши, повторяя, что мы его любим и всегда будем рядом. Остальное от нас не зависит. Когда покупаешь собаку, увы, слезы идут в комплекте.
– Еще одна цитата, теперь из Вашей статьи: «Вопрос культуры – это собачий вопрос», – утверждал герой Михаила Зощенко. Верно и обратное: собачий вопрос – это вопрос культуры».
– Для меня очевидно, что интеллигентные люди значительно чаще улыбаются при виде собаки. У гра­мотного человека вообще меньше фобий. Кроме того, наше поколение и те, кто постарше, воспитывались на трогательной литературе, песнях, фильмах о дружбе человека с соба­кой. А что сейчас? Страшилки по телевизору про псов-людоедов? Мода – жутко сказать – на живодерство? Я за сколь угодно радикальные наказания и для мучителей животных, и для безответственных владельцев, но уверена, что наказания – не панацея. Даже собаку надо воспитывать любовью, человека – тем более.
– А как Вы относитесь к списку собак «потенциально опасных пород»? Это один из спорных пунктов, который тормозит принятие Госдумой законопроекта «Об ответственном обращении с животными».
– В руках психически неуравновешенного человека опасны и столовые приборы, и лыжные палки, и канделябры. Мы надорвемся, составляя списки потенциальных угроз, регламентируя все на свете. Как тактическая мера – возможно. Стратегически – только воспитание людей, гармонизация общественных отношений, возвращение взаимного доверия. Мы ведь не собак боимся, а друг друга. Помимо того, считаю необходимым разработать меры поддержки отечественного собаководства. Кинология – часть национальной культуры. Мне безразлично, что наша порода не признана на Западе. Они и Крым не признают. Но надо понимать, что московская сторожевая в России – национальное достояние. И не только она.
– По Вашему мнению, любовь к собакам – показатель хорошего человека?
– Скорее, выраженная нелюбовь – признак серьезных проблем. Хотелось бы сказать, что пристрастие к собакам связано с особыми душевными качествами. Тем более, что во главе страны у нас стоит великий собаколюб. Но все-таки думаю, что собачниками просто рождаются. Это природное свойство – как цвет глаз. Или, точнее, – как талант. И счастье, и бремя одновременно.
– Елена, так чего Вы ждете от наступающего Года собаки – для себя и для Барина?
– Для Барина – разумеется, здоровья. Для себя... Надеюсь, год окажется удачным, ведь собакам свойственно платить любовью за любовь. Ну и есть тайный замысел уломать мужа, чтобы согласился на еще одного члена семьи. Все-таки восточноевропейская овчарка нам явно не помешает...

Показать полностью


Комментарии

Возврат к списку

Последние поступления

  • Национальный чемпионат керри-блю-терьеров

    Национальный чемпионат керри-блю-терьеров Главные выставки года должны проходить не только в Москве. Это правило в нкп «керри-блю-терьер» существует не первый год, и клуб регулярно дает возможность регионам провести национальный чемпионат породы.    В 2017 году национальный чемпионат породы керри-блю-терьер было решено провести в географическом центре России – Екатеринбурге.

    Читать далее

  • «Россия-2017». В новых красках

    «Россия-2017». В новых красках Середина ноября в уходящем, 2017 году для всех любителей собак была отмечена важным событием: на территории современного выставочного комплекса «Крокус-Экспо» прошла выставка «Россия» и «Россия. Кубок Президента РКФ». Такие крупные мероприятия в кинологическом сообществе случаются нечасто и всегда собирают сотни участников и зрителей.

    Читать далее

  • Соседка

    Соседка С какой теплотой мы вспоминаем 80-е годы прошлого столетия. Времена, когда люди не прятались за бронированными дверями и домофонами. Все знали соседей не только в лицо, но и по именам, причем не только из своего подъезда, и  двери в квартирах были практически нараспашку. 

    Читать далее

  • Собаки-актеры: секреты мастерства

    Собаки-актеры: секреты мастерства Собака в кадре – беспроигрышный вариант, будь то рекламный ролик, музыкальный клип или художественный фильм. Четвероногий актер обязательно привлечет внимание зрителей уже только тем, что наравне с актерами-людьми играет свою роль и помогает выводить сюжетную линию. Но как это возможно, разве собака понимает, что происходит? Об этом мы решили поговорить с теми, кому не раз приходилось работать на съемочной площадке с хвостатыми актерами.

    Читать далее

Породистая гжель