ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

журнал для любителей Кошек

ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

Новости

GPS-трекер для собак

RUMFOLD

 

Автор: Виктория Макосова

Дата: 31.01.2014 17:34:00

Беседуем с Надеждой Румянцевой, владелицей питомника RUMFOLD. Надежда специализируется на американских короткошерстных и шотландских кошках. У нее медицинское образование и богатый практический опыт в общей хирургии и нейрохирургии.

0404-012.jpg– Надежда, помогает ли профессия в работе с кошками?

– Безусловно. И не просто помогает с точки зрения ветеринарной медицины (я много лет сама успешно лечу и оперирую своих животных). Шотландские кошки – порода сложная, и без элементарных знаний в области генетики невозможно формировать определенные породные типы.

– Давно ли у вас в доме живут кошки?

– Всю мою жизнь. А породистые – более двадцати лет.

– Как ваша семья воспринимает кошек?

– Сейчас вся моя семья относится к кошкам с глубоким уважением. Каждый ребенок (а их трое) появился в доме, где было много кошек, и их наличие было само собой разумеющимся. А вот с мужем, мамой и другими родственниками когда-то пришлось изрядно побороться. Не каждому взрослому человеку было понятно, особенно в смутные 1990-е годы, как можно все деньги, вырученные с продажи машины, потратить на покупку кота. Со мной не разговаривали почти два месяца… Только спустя несколько лет родственники зауважали котов и приняли мое занятие. Когда после дефолта 1998 года многие остались без работы, потеряли свой бизнес и все сбережения, цены на котят остались – в долларовом эквиваленте – прежними. Несмотря на кризис, котят покупали. В тот момент мои коты наконец заработали к себе уважение.

– Считается, что фелинология – семейный бизнес. Кто помогает вам работать с кошками?

– Задействованы абсолютно все члены семьи: муж, дети, мама, свекровь и сестра. Конечно, не обойтись без специализированного персонала: два штатных ветеринарных врача, готовых, если меня нет, в течение пятнадцати минут примчаться на экстренный вызов; два врача-лаборанта из известной лаборатории, которые раз в месяц приходят в питомник для забора крови на анализ (мои взрослые кошки – доноры, мы занимаемся благотворительностью – сдаем кровь на нужды ветеринарных центров и приютов и для банка крови); штатный персонал по уборке и дезинфекции и постоянно живущая в нашем доме «кошачья няня», которая по максимуму заботится о маленьких котятах и кошках-мамах.

– Сколько лет вы занимаетесь племенным разведением кошек? Как вообще появилась идея создания питомника?

– Первый породистый зверь появился в декабре 1992 года – голубая экзотическая короткошерстная кошка, вернее, маленький крохотный шестинедельный котенок, который, к моему сожалению, на третьи сутки погиб от инфекции. Поплакав над этой трагедией, мы с мужем положили бездыханное тельце в коробочку и отвезли обратно заводчику, который на деле оказался обычным «размноженцем», не интересующимся ничем, кроме денег. Таким людям безразлична судьба проданных котят. В тот же час хозяйка котенка, забрав наш импровизированный гробик, выдала нам взрослую персидскую кошку. Понка оказалась моей по-настоящему первой чистокровной кошкой. Выяснилось, что она была беременной, и рождение ее котят (пятерых!) я считаю своим боевым крещением в фелинологии.

Но однажды увидев шотландца, я поняла – вот она, моя кошка! Решение пришло моментально: я сразу купила двух кошек-сестричек, а через очень короткое время еще одну кошку и кота. Так, сам по себе, сложился мой питомник. Я тогда четко нарисовала в своем сознании облик именно моего скоттиш-фолда и планомерно шла к результату. Безусловно, со временем мой идеальный образ скоттиш-фолда менялся в лучшую сторону, но «лицо» моих шотландцев много лет узнаваемо во всем мире.

Первые мои выставки в 1993–95 годах были по двум системам – WACC и ASSOLUX, я зарегистрировала питомник одновременно в обеих ассоциациях. А в 1997 году мой питомник был зарегистрирован в CFA. Начав ходить на выставки, я заинтересовалась работой клерков и судей и собственно организацией выставок, начала работать клерком, стюардом, пошла учиться и сдавать море экзаменов... В итоге с 2002 года я судья по всем породам, а чуть позже стала очень уважаемым и востребованным экспертом.

088_1.jpg– Расскажите о первых годах существования питомника. Какие были проблемы, что для вас оказалось самым важным?

– Проблем было много: и с формированием питомника, и с его развитием. В первую очередь было мало информации об особенностях шотландских вислоухих, да и та была закрытой, и никаких интернет-ресурсов. Заводчики не желали делиться опытом, скрывали глобальные сложности, связанные с породной мутацией. Не хватало квалифицированных ветеринаров. Я не умела правильно организовать пространство и обес­печить кошкам оптимальные бытовые условия (а это значительная часть содержания любого питомника). Я была вынуждена отсеивать и выводить из разведения 98 % моих первых производителей, отслеживать и патронировать проданных или отданных котят. Пришлось набить море шишек, прежде чем я окончательно разобралась в породе и стала строить породные линии не просто красивых и правильных, но и в первую очередь здоровых шотландцев. У моих первых по-настоящему красивых шотландских котят в детстве были абсолютно неподвижные хвостовые позвонки, с возрастом у таких животных развивались артриты и артрозы, начинали болеть суставы… Поэтому я решила, что моя основная задача – получение здорового поголовья.

– Насколько вам важна порода, которую вы разводите? Вы в принципе любите разведение, или вам интересно, потому что вы любите шотландских и американских короткошерстных кошек?

– Скоттиш-фолды – моя любимая порода. Чем дольше я ими занимаюсь, тем большего мне хочется добиться. Мне нравится разводить именно самую сложную породу, но не просто разводить, а заниматься породной селекцией. Легкие пути – не мой вариант, и даже сейчас, когда породный тип закрепился, а питомник получил узнаваемое лицо, я работаю над несколькими группами новых окрасов.

Американских короткошерстных кошек я очень люблю за их необычную внешность, живой ум, прекрасный темперамент и крепкое здоровье. Но определяющей причиной завести вторую породу кошек стало то, что американцев можно приливать к шотландцам. Не часто, раз в три-пять поколений, но это позволяет получать более крепкое потомство.

– По какому принципу вы формировали питомник?

– В моем питомнике изначально все кошки-самки были фолдами, а коты – с прямыми ушками. Хотя новичкам я бы посоветовала сделать наоборот: кот – фолд, кошки – страйты. Почему? Да потому, что иногда после родов кошка надолго теряет выставочную кондицию, а кот всегда остается в форме, и у вас всегда есть что показать на шоу.

Еще у меня всегда было и есть несколько кастрированных животных, которые участвуют не только в выставках, но и в воспитательном процессе шотландской малышни. Эти коты и кошки нередко берут на себя роль нянек. Я предпочитаю прайдовое содержание кошек, то есть один кот и три-пять кошек. Это удобно и заводчику, и кошкам: все процессы у кошек синхронизируются, соответственно, котята от всех кошек прайда рождаются примерно в одно время. И если случается форс-мажор (мастит у одной из кошек или кесарево сечение), любая другая самка всегда примет малышей. Такое содержание вполне функционально с точки зрения и ветеринарии, и психологии, и территориальности котов-производителей.

– Кому-то нравится возиться с котятами, кому-то «звездить» на выставках, а кто-то получает особое удовольствие от общения о породе в интернете... Что для вас работа в питомнике?

– Прежде всего, работа в питомнике – неотъемлемая часть повседневной жизни. Уход, забота, общение, груминг и многое другое. Каждый день. По нескольку раз… Зачастую приходится отказываться от многих удовольствий: вместо похода в спа-салон мы с семьей устраиваем спа-процедуры для котов, вместо зарубежного отпуска ждем рождения котят, вместо гостей и дружеских посиделок ухаживаем за котятами, общаемся с малышами. Только при правильном подходе можно говорить о результативной выставочной карьере и общении в Интернете. Кстати, мне катастрофически не хватает времени на интернет-беседы, да я и не сторонник – у меня живого общения в достатке. Жаль, что многие интернет-ресурсы превратились в площадку для торговли котятами. Что касается выставок, то я никогда не выставляю котят и кошек «просто так» – не вижу смысла. Если выставлять, то есть показывать результаты своего труда, то однозначно только «бэстовское» животное, а не просто посредственную кошку брид-класса, которая получит лишь титул. Мне нравится видеть высокий результат своего ежедневного многолетнего труда, когда мои кошки становятся лучшими мировыми представителями породы, когда владельцы питомников, получившие моих животных и частичку моего опыта, имеют своих звездных кошек и идут правильной дорогой заводчика с большой буквы.

1050_04-050409.jpg– Наверняка за время работы питомника у вас появилось много знакомых среди заводчиков. Какие питомники, работающие с вашими породами, кажутся вам наиболее интересными и перспективными? В каких питомниках вы, возможно, приобретете котенка? 

– За много лет работы я наблюдала за созданием, взлетами и падениями многих «шотландских» питомников. Я бы сказала, что сейчас в России примерно двадцать достаточно молодых, но показывающих хорошие результаты питомников, где живут «звездные» животные. Но, увы, очень много и «размноженцев», которые именуют себя питомниками.

Особо отмечу работу питомников: NATALYLAND Натальи Казарез и Натальи Владыченской, также ULTRA Насти Смирновой – они достигли колоссального результата в редких группах окрасов: золото, серебро, тиккированные и колор-пойнты. JOLLYCATS Светы Жабровец и EMPIRECATS Ольги Полиловой по-прежнему работают с редкими окрасами, такими как пойнт с белым, минки, циннамоны и фавны. Ира Ежикова (LEGEARTIS) – один из немногих заводчиков, который не боится трудностей и успешно создает редкие окрасы двойного мрамора и розетки. Все они всегда критично и трезво оценивают своих животных,
видят их недостатки и не пускают в дальнейшую работу племенной брак.

Что касается приобретения животного в другом питомнике… Иногда нужна не покупка, а деловой обмен котятами или вязками. Это гораздо продуктивнее, нежели просто продать или купить. А по большому счету, практически во всех российских питомниках есть мои животные и мои линии, и моя задача – не возвращаться к прошлому, а создавать новое.

– Как логичнее распоряжаться судьбой наиболее перспективных котят: оставить в питомнике, отправить за границу, продать в российские питомники? 

– Котят, которых один на тысячу, оставить для своей племенной работы. Неважно, где будет жить такой котенок, – у заводчика или у совладельца. Главное, что этот котенок остается частью племенной программы. Перспективных котят с шоу-параметрами, которые для меня как заводчика уже неактуальны, я всегда предпочту продать либо своим совладельцам, либо за границу под жесткие контрактные условия. И только в крайнем случае такое животное может быть продано в России. Чтобы обладать таким котенком, человек должен иметь опыт работы с породой и безупречную репутацию.

– Как у вас складываются отношения с покупателями?

– 95–98 % своих котят я продаю за символическую плату уже кастрированными или стерилизованными. Мне важнее, чтобы моего котенка любили, холили и лелеяли, как своего собственного ребенка, чем получить больше денег от заводчика и отправить котенка в племенное разведение.

– Как вы подбираете в свой питомник новых животных? Это какие-то параметры или чисто интуитивное решение?

– На данный момент я получаю новых производителей от собственных кошек, рожденных в питомнике. Но раньше много раз при­возила будущих родителей из питомников России, США, Гонконга и Японии. Прежде всего мне важно сочетание племенных линий, качество предков и результат работы питомников, где приобретаются новые производители. Зачастую привезенные животные были далеко не шоу-, а всего лишь брид-класса, но при правильном планировании, хорошем наложении кровей и определенной доли везения эти (самые простенькие с виду) кошки давали потрясающее звездное потомство. Повторю, что опыт – изрядная часть желаемого успеха.

– Часто ли вы оставляете котят для разведения в своем же питомнике? Какие критерии играют роль?

– Любой профессиональный заводчик рано или поздно приходит к решению не покупать производителей в других питомниках, а строить собственные линии, анализируя полученный результат и закрепляя желаемые признаки породы. Так создается неповторимое «лицо питомника», которое тоже нужно зафиксировать. Только потом начинается работа над определенными цветовыми вариациями, ведь окрас в нашей породе – параметр второстепенный.

– Поголовье питомника рано или поздно стареет. Как вы пос– Надежда, помогает ли профессия в работе с кошками?

– Безусловно. И не просто помогает с точки зрения ветеринарной медицины (я много лет сама успешно лечу и оперирую своих животных). Шотландские кошки – порода сложная, и без элементарных знаний в области генетики невозможно формировать определенные породные типы.

– Давно ли у вас в доме живут кошки?

– Всю мою жизнь. А породистые – более двадцати лет.

– Как ваша семья воспринимает кошек?

– Сейчас вся моя семья относится к кошкам с глубоким уважением. Каждый ребенок (а их трое) появился в доме, где было много кошек, и их наличие было само собой разумеющимся. А вот с мужем, мамой и другими родственниками когда-то пришлось изрядно побороться. Не каждому взрослому человеку было понятно, особенно в смутные 1990-е годы, как можно все деньги, вырученные с продажи машины, потратить на покупку кота. Со мной не разговаривали почти два месяца… Только спустя несколько лет родственники зауважали котов и приняли мое занятие. Когда после дефолта 1998 года многие остались без работы, потеряли свой бизнес и все сбережения, цены на котят остались – в долларовом эквиваленте – прежними. Несмотря на кризис, котят покупали. В тот момент мои коты наконец заработали к себе уважение.

1053_04-050409.jpg– Считается, что фелинология – семейный бизнес. Кто помогает вам работать с кошками?

– Задействованы абсолютно все члены семьи: муж, дети, мама, свекровь и сестра. Конечно, не обойтись без специализированного персонала: два штатных ветеринарных врача, готовых, если меня нет, в течение пятнадцати минут примчаться на экстренный вызов; два врача-лаборанта из известной лаборатории, которые раз в месяц приходят в питомник для забора крови на анализ (мои взрослые кошки – доноры, мы занимаемся благотворительностью – сдаем кровь на нужды ветеринарных центров и приютов и для банка крови); штатный персонал по уборке и дезинфекции и постоянно живущая в нашем доме «кошачья няня», которая по максимуму заботится о маленьких котятах и кошках-мамах.

– Сколько лет вы занимаетесь племенным разведением кошек? Как вообще появилась идея создания питомника?

– Первый породистый зверь появился в декабре 1992 года – голубая экзотическая короткошерстная кошка, вернее, маленький крохотный шестинедельный котенок, который, к моему сожалению, на третьи сутки погиб от инфекции. Поплакав над этой трагедией, мы с мужем положили бездыханное тельце в коробочку и отвезли обратно заводчику, который на деле оказался обычным «размноженцем», не интересующимся ничем, кроме денег. Таким людям безразлична судьба проданных котят. В тот же час хозяйка котенка, забрав наш импровизированный гробик, выдала нам взрослую персидскую кошку. Понка оказалась моей по-настоящему первой чистокровной кошкой. Выяснилось, что она была беременной, и рождение ее котят (пятерых!) я считаю своим боевым крещением в фелинологии.

Но однажды увидев шотландца, я поняла – вот она, моя кошка! Решение пришло моментально: я сразу купила двух кошек-сестричек, а через очень короткое время еще одну кошку и кота. Так, сам по себе, сложился мой питомник. Я тогда четко нарисовала в своем сознании облик именно моего скоттиш-фолда и планомерно шла к результату. Безусловно, со временем мой идеальный образ скоттиш-фолда менялся в лучшую сторону, но «лицо» моих шотландцев много лет узнаваемо во всем мире.

Первые мои выставки в 1993–95 годах были по двум системам – WACC и ASSOLUX, я зарегистрировала питомник одновременно в обеих ассоциациях. А в 1997 году мой питомник был зарегистрирован в CFA. Начав ходить на выставки, я заинтересовалась работой клерков и судей и собственно организацией выставок, начала работать клерком, стюардом, пошла учиться и сдавать море экзаменов... В итоге с 2002 года я судья по всем породам, а чуть позже стала очень уважаемым и востребованным экспертом.

– Расскажите о первых годах существования питомника. Какие были проблемы, что для вас оказалось самым важным?

– Проблем было много: и с формированием питомника, и с его развитием. В первую очередь было мало информации об особенностях шотландских вислоухих, да и та была закрытой, и никаких интернет-ресурсов. Заводчики не желали делиться опытом, скрывали глобальные сложности, связанные с породной мутацией. Не хватало квалифицированных ветеринаров. Я не умела правильно организовать пространство и обес­печить кошкам оптимальные бытовые условия (а это значительная часть содержания любого питомника). Я была вынуждена отсеивать и выводить из разведения 98 % моих первых производителей, отслеживать и патронировать проданных или отданных котят. Пришлось набить море шишек, прежде чем я окончательно разобралась в породе и стала строить породные линии не просто красивых и правильных, но и в первую очередь здоровых шотландцев. У моих первых по-настоящему красивых шотландских котят в детстве были абсолютно неподвижные хвостовые позвонки, с возрастом у таких животных развивались артриты и артрозы, начинали болеть суставы… Поэтому я решила, что моя основная задача – получение здорового поголовья.

– Насколько вам важна порода, которую вы разводите? Вы в принципе любите разведение, или вам интересно, потому что вы любите шотландских и американских короткошерстных кошек?

– Скоттиш-фолды – моя любимая порода. Чем дольше я ими занимаюсь, тем большего мне хочется добиться. Мне нравится разводить именно самую сложную породу, но не просто разводить, а заниматься породной селекцией. Легкие пути – не мой вариант, и даже сейчас, когда породный тип закрепился, а питомник получил узнаваемое лицо, я работаю над несколькими группами новых окрасов.

Американских короткошерстных кошек я очень люблю за их необычную внешность, живой ум, прекрасный темперамент и крепкое здоровье. Но определяющей причиной завести вторую породу кошек стало то, что американцев можно приливать к шотландцам. Не часто, раз в три-пять поколений, но это позволяет получать более крепкое потомство.

IMG_2576.jpg– По какому принципу вы формировали питомник?

– В моем питомнике изначально все кошки-самки были фолдами, а коты – с прямыми ушками. Хотя новичкам я бы посоветовала сделать наоборот: кот – фолд, кошки – страйты. Почему? Да потому, что иногда после родов кошка надолго теряет выставочную кондицию, а кот всегда остается в форме, и у вас всегда есть что показать на шоу.

Еще у меня всегда было и есть несколько кастрированных животных, которые участвуют не только в выставках, но и в воспитательном процессе шотландской малышни. Эти коты и кошки нередко берут на себя роль нянек. Я предпочитаю прайдовое содержание кошек, то есть один кот и три-пять кошек. Это удобно и заводчику, и кошкам: все процессы у кошек синхронизируются, соответственно, котята от всех кошек прайда рождаются примерно в одно время. И если случается форс-мажор (мастит у одной из кошек или кесарево сечение), любая другая самка всегда примет малышей. Такое содержание вполне функционально с точки зрения и ветеринарии, и психологии, и территориальности котов-производителей.

– Кому-то нравится возиться с котятами, кому-то «звездить» на выставках, а кто-то получает особое удовольствие от общения о породе в интернете... Что для вас работа в питомнике?

– Прежде всего, работа в питомнике – неотъемлемая часть повседневной жизни. Уход, забота, общение, груминг и многое другое. Каждый день. По нескольку раз… Зачастую приходится отказываться от многих удовольствий: вместо похода в спа-салон мы с семьей устраиваем спа-процедуры для котов, вместо зарубежного отпуска ждем рождения котят, вместо гостей и дружеских посиделок ухаживаем за котятами, общаемся с малышами. Только при правильном подходе можно говорить о результативной выставочной карьере и общении в Интернете. Кстати, мне катастрофически не хватает времени на интернет-беседы, да я и не сторонник – у меня живого общения в достатке. Жаль, что многие интернет-ресурсы превратились в площадку для торговли котятами. Что касается выставок, то я никогда не выставляю котят и кошек «просто так» – не вижу смысла. Если выставлять, то есть показывать результаты своего труда, то однозначно только «бэстовское» животное, а не просто посредственную кошку брид-класса, которая получит лишь титул. Мне нравится видеть высокий результат своего ежедневного многолетнего труда, когда мои кошки становятся лучшими мировыми представителями породы, когда владельцы питомников, получившие моих животных и частичку моего опыта, имеют своих звездных кошек и идут правильной дорогой заводчика с большой буквы.

– Наверняка за время работы питомника у вас появилось много знакомых среди заводчиков. Какие питомники, работающие с вашими породами, кажутся вам наиболее интересными и перспективными? В каких питомниках вы, возможно, приобретете котенка? 

– За много лет работы я наблюдала за созданием, взлетами и падениями многих «шотландских» питомников. Я бы сказала, что сейчас в России примерно двадцать достаточно молодых, но показывающих хорошие результаты питомников, где живут «звездные» животные. Но, увы, очень много и «размноженцев», которые именуют себя питомниками.

Особо отмечу работу питомников: NATALYLAND Натальи Казарез и Натальи Владыченской, также ULTRA Насти Смирновой – они достигли колоссального результата в редких группах окрасов: золото, серебро, тиккированные и колор-пойнты. JOLLYCATS Светы Жабровец и EMPIRECATS Ольги Полиловой по-прежнему работают с редкими окрасами, такими как пойнт с белым, минки, циннамоны и фавны. Ира Ежикова (LEGEARTIS) – один из немногих заводчиков, который не боится трудностей и успешно создает редкие окрасы двойного мрамора и розетки. Все они всегда критично и трезво оценивают своих животных,
видят их недостатки и не пускают в дальнейшую работу племенной брак.

Что касается приобретения животного в другом питомнике… Иногда нужна не покупка, а деловой обмен котятами или вязками. Это гораздо продуктивнее, нежели просто продать или купить. А по большому счету, практически во всех российских питомниках есть мои животные и мои линии, и моя задача – не возвращаться к прошлому, а создавать новое.

– Как логичнее распоряжаться судьбой наиболее перспективных котят: оставить в питомнике, отправить за границу, продать в российские питомники? 

– Котят, которых один на тысячу, оставить для своей племенной работы. Неважно, где будет жить такой котенок, – у заводчика или у совладельца. Главное, что этот котенок остается частью племенной программы. Перспективных котят с шоу-параметрами, которые для меня как заводчика уже неактуальны, я всегда предпочту продать либо своим совладельцам, либо за границу под жесткие контрактные условия. И только в крайнем случае такое животное может быть продано в России. Чтобы обладать таким котенком, человек должен иметь опыт работы с породой и безупречную репутацию.

08012009-032.jpg– Как у вас складываются отношения с покупателями?

– 95–98 % своих котят я продаю за символическую плату уже кастрированными или стерилизованными. Мне важнее, чтобы моего котенка любили, холили и лелеяли, как своего собственного ребенка, чем получить больше денег от заводчика и отправить котенка в племенное разведение.

– Как вы подбираете в свой питомник новых животных? Это какие-то параметры или чисто интуитивное решение?

– На данный момент я получаю новых производителей от собственных кошек, рожденных в питомнике. Но раньше много раз при­возила будущих родителей из питомников России, США, Гонконга и Японии. Прежде всего мне важно сочетание племенных линий, качество предков и результат работы питомников, где приобретаются новые производители. Зачастую привезенные животные были далеко не шоу-, а всего лишь брид-класса, но при правильном планировании, хорошем наложении кровей и определенной доли везения эти (самые простенькие с виду) кошки давали потрясающее звездное потомство. Повторю, что опыт – изрядная часть желаемого успеха.

– Часто ли вы оставляете котят для разведения в своем же питомнике? Какие критерии играют роль?

– Любой профессиональный заводчик рано или поздно приходит к решению не покупать производителей в других питомниках, а строить собственные линии, анализируя полученный результат и закрепляя желаемые признаки породы. Так создается неповторимое «лицо питомника», которое тоже нужно зафиксировать. Только потом начинается работа над определенными цветовыми вариациями, ведь окрас в нашей породе – параметр второстепенный.

– Поголовье питомника рано или поздно стареет. Как вы поступаете с животными, которые вышли из племенного разведения?

– Животные, которые выводятся из племенной работы по старости или по другим причинам, обязательно кастрируются или стерилизуются. Кошка почтенного возраста, как правило, остается дома. Молодые животные отправляются в новые дома в качестве домашних любимцев. Безусловно, в любом питомнике существуют VIP-персоны, с которыми заводчик ни за что не расстанется, независимо от племенной деятельности кошки. У меня в доме тринадцать кастратов, причем не только шотландцев.

– Что для вас выставки: возможность оценить свои достижения, продавать котят или тусовка единомышленников?

– Прежде всего, это действительно возможность оценить результаты племенной работы, причем не только своей, но и других питомников скоттиш-фолдов. Кстати, поскольку эта порода получила второе рождение в США, я предпочитаю именно американские системы судейства, где много рингов и множество американских судей, каждый из которых обладает многолетним опытом и умеет выставлять моим кошкам адекватные оценки.

– Существует мнение, что для совершенствования в какой-либо области достаточно проработать в ней пять лет. Вы занимаетесь шотландцами значительно дольше. Благо или вред – столь длительная работа с породой?

– Пять лет – очень небольшой срок для работы с шотландской породой, за это время можно произвести всего три-четыре поколения, а идеальные котята рождаются нечасто. Сначала нужно создать и закрепить свой неповторимый породный типаж, долго работать с окрасами, а для редких окрасов выбраковка гораздо выше, нежели для классических. Более того, часто приходится оставлять кошек и котов всего для одной-двух вязок: это так называемые промежуточные варианты, необходимые для достижения определенных параметров, которые позволяют дальше работать в интересных и перспективных направлениях. При богатом опыте и большой доле везения, может быть, удастся оставить для дальнейшего бридинга котенка уже второго, промежуточного, этапа. Еще приходится учитывать то, что шотландцы – самая сложная порода для селекции (из-за их скелетной мутации), и в работе остается всего лишь 1–2 % рожденных котят. Поэтому, чтобы не только создать, но и закрепить неповторимый облик кошек, сформировать собственное «лицо питомника», требуется гораздо больше пяти-семи лет.  

Статья опубликована во втором номере журнала «Друг» для любителей кошек за 2014 год

Показать полностью


Комментарии

Возврат к списку

Породистая гжель

Последние поступления

  • Елена Гудкова: «Счастье, если работа совпадает с увлечением всей жизни»

    Елена Гудкова: «Счастье, если работа совпадает с увлечением всей жизни» Наш сегодняшний гость – эксперт международной категории по всем породам Елена Гудкова — живет в Москве, воспитывает сына-подростка, с увлечением разводит цветы и проводит «военно-полевые» сезоны на даче, где выращивает разнообразные фрукты и овощи. Помимо кошек Елена увлекается коллекционированием минералов и древних окаменелостей, а ее дом полон всяческой живности — это не только привычные пушистые питомцы, но и черепашка, рыбки, белая лягушка пипа и синий рак.

    Читать далее

  • Двойная польза

    Двойная польза Тот, кто рыбачит зимой, знает, что в холодное время года большинство рыб малоактивны и в основном отстаиваются в зимовальных ямах. Ловится преимущественно мелочь — ершики, окушки, плотвички. Наиболее частой добычей рыболовов становятся надоедливые ерши, обычно размером с мизинец. Про таких рыболовы говорят: «Глаза да хвост, остальное колючки».

    Читать далее

  • Как выбрать переноску для кошки?

    Как выбрать переноску для кошки? В жизни каждого владельца наступает момент, когда любимую кошку необходимо куда-нибудь перевезти – будь то кошачья выставка, ветеринарная клиника, поездка на дачу или переезд, во всех этих случаях понадобится переноска. Сегодня в зоомагазинах представлен богатый ассортимент всевозможных переносок. И не потеряться в них очень сложно.

    Читать далее

  • Поведение кошки после родов

    Поведение кошки после родов Даже если роды у кошки прошли успешно, расслабляться рано. Ведь никогда не знаешь наверняка, будет ли она заботиться о своем потомстве так, как подобает настоящей матери.

    Читать далее