ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

журнал для любителей Кошек

ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

Новости

GPS-трекер для собак

Знакомьтесь: рысь!

 

Автор: Александр Носов

Дата: 12.01.2016

Для меня знакомство с рысью, тогда еще заочное, произошло в далеком босоногом детстве. Сейчас, за давностью лет, не могу точно вспомнить, где — то ли в журнале «Пионер», то ли в газете «Пионерская правда» — я наткнулся на такое четверостишие-загадку: «Хоть и кошка, но лесная; ей никак не скажешь: «Брысь!» А красивая какая! Называют ее …». Разумеется, ответ — РЫСЬ.

Заинтересованный, я обратился к различным справочникам и вот что узнал.
Рысь — крупный зверь с коротким телом, высокими сильными конечностями и коротким, как бы обрубленным хвостом. Длина тела 82–105 см, хвоста — 20–31 см. Вес 8–15 кг. По бокам головы хорошо заметные баки, уши сравнительно большие, острые, заканчивающиеся длинными кисточками, мех густой и высокий.
Общий тон окраски от палево-дымчатой до ржаво-красноватой, брюшная сторона несколько светлее. Спина, бока и конечности в большей или меньшей степени покрыты темными пятнами, иногда пятнистость отсутствует. Обитатель равнинных и горных глухих высокоствольных лесов с густым подлеском и буреломом, лишь местами живет в безлесных горах.
Питается зайцами, рябчиками, тетеревами, глухарями, мышевидными грызунами; охотится на косуль, пятнистых и северных оленей. В лесу охотится на лисиц, енотовидных собак и других некрупных зверей. Изредка нападает на домашних кошек и собак. Активна в ночное время.
Передвигается обычно шагом, прекрасно лазает по деревьям и плавает. Логовище устраивает в дуплах старых деревьев, в расщелинах скал, в чаще кустарников и буреломе. В выводке два-три, изредка четыре-пять детенышей. При обилии пищи живет оседло, при недостатке ее — кочует.
Промысловое значение невелико (используется мех). Местами наносит некоторый вред охотничьему хозяйству, истребляя промысловых животных и птиц.
Таковы общие сведения.

Лишь значительно позже мне удалось гораздо ближе познакомиться с этим животным. С одной стороны, это знакомство можно считать случайной удачей, но с другой… У меня, егеря и охотоведа, практически каждодневно общающегося с природой, гораздо больше шансов встретиться с любым зверем (в том числе и с рысью), чем у человека, просто пришедшего в лес.
…Я заготавливал сено на большом острове, окруженном со всех сторон километровой полосой воды. Когда в очередной раз возвращался вечером с дальнего покоса в избушку на другом конце острова, где квартировал, то, проходя мимо буреломного завала, услышал оттуда тихие звуки, очень похожие на кошачье мяуканье. Сначала подумал, что ослышался, а потому остановился. Прислушался. Тишина.
Однако вскоре мяуканье возобновилось. Но как только подошел поближе к беспорядочному нагромождению стволов деревьев, мяуканье вновь прекратилось. Несколько минут я стоял неподвижно, и мяуканье послышалось снова. Определив место, откуда исходили эти звуки, я хорошенько присмотрелся, и хотя с большим трудом, но все-таки разглядел среди хаоса ветвей… котенка. Однако откуда он здесь на острове, окруженном такой серьезной водной преградой?
Заинтригованный, слегка раздвинул ветки и увидел, что у этого дымчато-палевого окраса «котенка» по бокам головы крохотные баки, а на кончиках ушей едва заметные кисточки. Сомнений не оставалось: это, безусловно, детеныш рыси. Но почему он мяукает и тем самым выдает себя? Ведь в природе у зверей безотказно работает инстинкт самосохранения. И это вполне объяснимо: для того чтобы выжить, надо надежно спрятаться, затаиться.
 Здесь же все наоборот, зверек мяуканьем, безусловно, привлекает к себе внимание. Вполне возможно, и хищников. Так почему же он мяукает? Может, остался без присмотра? Но у рысей в уходе за потомством участвуют оба родителя. Поэтому хотя бы один из них должен быть где-то рядом. Рассудив так, я продолжил путь к избушке.
Однако чем бы я ни занимался — готовил ужин, мыл посуду, собирался на вечернюю рыбалку, рысенок в буреломе почему-то все время был у меня перед глазами. И не могу объяснить, почему, но в моей душе все больше росло пока еще не полностью осознанное чувство тревоги за него. В конце концов я не выдержал и вместо вечерней рыбалки отправился к бурелому.
Еще на подходе к нему услышал все то же мяуканье. Стало понятно, что зверек в беде и что ему надо срочно помочь. И прежде всего накормить. Но как это сделать? Сейчас вечерело, а потому найти рысенка в полутьме, в сплетении ветвей, просто нереально. Скрепя сердце, пришлось идею кормления отложить до утра.
Едва забрезжил рассвет, я достал из погреба несколько кусочков мяса и поспешил к бурелому. Мяуканье с перерывами продолжалось, но, как мне показалось, оно было явно слабее, чем вчера, да и, пожалуй, жалостливее. Видимо, животное заметно обессилело. Осторожно приблизившись к логову, где находился зверек, аккуратно раздвинул ветки и увидел его, буквально вжавшегося в основание пня. При виде меня он, сверкая желтыми глазами, еще больше прижался к пню и довольно громко зашипел.
Немного отодвинувшись от него, обломал несколько веточек так, чтобы они не мешали рысенку видеть кусочки мяса, которые я положил на траву. После чего отошел на несколько метров в сторону. Стою в ожидании. Вызывало опасение: примет ли животное такую еду? В природе эти звери предпочитают питаться свежим мясом. Я же предлагаю ему говядину трехдневной давности. Остается надеяться, что нет правил без исключения!
Минут десять рысенок никак себя не проявлял. Но так как он наверняка видел пищу, к тому же ее запах явно обострял в нем чувство голода, зверек начал постепенно потихоньку приближаться к тому месту, где я оставил мясо. Он явно колебался… То замрет в нерешительности, то чуть-чуть продвинется к еде. С одной стороны, инстинкт предупреждал: «Остановись, опасно!» А с другой — пустой желудок требовал: «Удовлетвори голод».
Преодолевая буквально по сантиметру, зверек наконец-то дополз до мяса. Сначала понюхал, облизнулся и… отодвинулся. Еда ему явно не нравилась. Котенок-рысенок несколько минут сидел неподвижно и не отрываясь глядел на пищу. Но не зря народная мудрость гласит: «Голод не тетка, пирожка не подаст». И в конце концов он не выдержал, подскочил к мясу, схватил зубами ближайший кусочек и молнией метнулся под ветки к пню. И там, в укрытии, с урчанием приступил к трапезе.
Я же продолжил путь на дальний покос. Возвращаясь вечером в избушку, я, естественно, остановился около бурелома. Хотелось проверить, как чувствует себя рысенок после моего угощения. Он по-прежнему затаился около пня, но больше не мяукал. Это очень обрадовало: по крайней мере, будем надеяться, что зверек хотя бы сыт.
Утром следующего дня я снова покормил рысенка. Но на этот раз, положив еду на то же место, что и накануне, отошел от него на значительно меньшее расстояние, чем вчера. И вновь, покочевряжившись (хотя и совсем недолго), животное съело мясо…
Так продолжалось несколько дней. И каждый раз я отходил от места кормежки на все меньшее расстояние. Наконец между нами осталось не больше метра. При желании я мог бы протянуть руку и коснуться рысенка. Однако я воздержался от такого поступка, и вот почему.
В природном инстинкте любого зверя, еще на генетическом уровне, существует незримая граница безопасности, которая удерживает его на определенном расстоянии от потенциальных врагов (особенно от человека). Слом этой границы делает животное практически беззащитным. Вот и в данном случае, попытайся я сблизиться с рысенком, завоюй его доверие, то он не боялся бы людей и потому пал бы жертвой первого же встретившегося охотника.
Исходя из этого, я ни в коем случае не хотел, чтобы животное привыкло, привязалось ко мне. А коли это так, то как быть дальше? В естественной среде родители сызмальства обучают своих детенышей всем премудростям предстоящей взрослой жизни. Как вести себя в той или иной ситуации, как добывать пищу, уметь избегать опасности, как держаться со своими сородичами.
Но как я мог научить его всем этим необходимым навыкам выживания в дикой среде? Практически никак. И это очень беспокоило и угнетало меня. Конечно, кое-что я пытался делать. Приносил попавшихся в ловушки мышей и наблюдал, с каким остервенением зверек набрасывался на них, буквально разрывая на части.
Он быстро рос, и через месяц это был уже не жалкий котенок, а прообраз сильного, ловкого и красивого зверя. Это была уже почти настоящая рысь. Теперь она уже не пряталась в буреломе, а довольно часто забиралась на ближайшие деревья.
Через некоторое время в подмогу мне на заготовку сена прибыл помощник Николай. Теперь мы вместе наведывались и кормили рысь. Сначала она довольно настороженно относилась к нему, но так как он всегда приходил со мной, то быстро успокоилась.
Однако сенокос, увы, не мог длиться все лето. Накосив травы, высушив ее, собрав в стога и копны, мы вынуждены были покинуть остров. Но как быть с рысью? Главный вопрос, который волновал нас: сможет ли животное существовать, оставшись без нашей поддержки? Иначе получится, что мы бросили его на произвол судьбы. Нам с Николаем была отвратительна даже мысль об этом.
Пока же практически каждый день я приплывал на лодке на остров и подкармливал зверя. Затем начал удлинять интервалы между приездами. Сначала посещал остров через два дня, спустя некоторое время через три. И каждый раз замечал, что мое отсутствие не сказывается отрицательно на состоянии зверя. Он по-прежнему был бодр и подвижен и уже без особой охоты принимал от меня еду.
Естественно, я не знал, что происходит со зверем в мое отсутствие, но было совершенно очевидно, что с ним все в полном порядке. Это вселяло хотя бы какую-то надежду на то, что рысь постепенно осваивается и что моя помощь может ей, в конце концов, и не понадобиться. Так оно и случилось, только гораздо быстрее, чем я ожидал.
В очередной свой приезд на остров, не обнаружив рыси на земле, я в поисках ее стал осматривать окружающие деревья. И на большой суковатой березе увидел… двух рысей! Та, что была ближе ко мне, начала было спускаться вниз, однако другая издала ворчащие, явно предупреждающие звуки, и первая рысь сначала остановилась, помедлила и все-таки вернулась к своей напарнице. И они уже вдвоем, не оглядываясь, скрылись в чаще леса.
Я еще несколько раз наведывался на остров и оставлял куски мяса около буреломного завала. Однако рыси ни разу больше не воспользовались моими «дарами». Мясо растаскивали, расклевывали птицы, грызли мыши.
Так закончилась моя эпопея с рысью. Да и, положа руку на сердце, надо признать, что это был, пожалуй, наилучший выход из такого щекотливого положения. Что бы я делал со взрослой рысью, не приспособленной жить самостоятельно? Разве что отдал бы в зоопарк. И тем самым заключил бы в клетку вольнолюбивое животное.
Оставить же в лесу и обречь его на вполне возможную гибель? Тоже никуда не годится. И это великое счастье и удача, что выкормленная человеком рысь нашла себе дикого собрата, и теперь вместе с ним она, конечно же, чувствует себя в лесу как дома.

Поскольку мне воочию удалось наблюдать за поведением этой своеобразной лесной кошки в ее родной стихии, то я хочу поделиться некоторыми соображениями. Прежде всего, это касается способа охоты рыси. Существуют две точки зрения. Одну из них озвучил известный зоолог-просветитель А. Брем. В своем популярном труде «Жизнь животных» он писал: «…Отлично лазая по деревьям, рысь обыкновенно избирает своим наблюдательным пунктом одну из нижних ветвей; здесь она лежит, вытянув тело вдоль сука, закрытая листвой, и терпеливо по целым дням поджидает добычу; если какой-нибудь неосторожный олень покажется вблизи засады, хищник или прямо бросается на него сверху, или делает три-четыре огромных прыжка и, вскочив на спину жертвы, перекусывает ей шею».
В 7-томном энциклопедическом издании на русском языке «Жизнь животных» высказывается совсем другое мнение: «Вопреки широко распространенным представлениям, рысь никогда не прыгает на свою жертву с дерева, но предпочитает терпеливо подкарауливать в засаде около тропы или бесшумно, с необычайной осторожностью подкрадываться к ней, а затем нападать большими прыжками». Основываясь на собственном многолетнем охотничьем опыте, я все-таки склоняюсь ко второй версии. И вот почему…
Наблюдая за поведением сначала молодой, затем взрослой рыси, я ни разу не видел, чтобы зверь прыгал с высокого дерева. Два или три раза животное действительно спрыгивало с дерева, но только с самых нижних ветвей, когда до земли оставалось не больше метра. Обычно рысь просто спускалась. Кроме того, встречая зимой рысиные следы, охотничьи засады, признаки ее нападения на добычу, я никогда не видел на снегу следов прыжков с дерева. А может, мне просто не везло? Допускаю и такую вероятность. Не слышал я о нападении рыси с деревьев и от бывалых охотников. Правда, надо признать: мало кому довелось «лицом к лицу» встретиться с рысью, поскольку это осторожное и скрытное животное. Но…
Однажды в компании заядлых охотников один из них, узнав, что я интересуюсь рысью, рассказал, что на его коллегу-охотника с дерева набросилась рысь. Разумеется, я встретился с этим человеком.
Он подробно и красочно описал этот случай… Солнечным, летним днем он шел через парк в пригородном поселке. Когда проходил мимо большой ели, оттуда на него спрыгнула рысь. Правда, по его словам, хищник промахнулся, не причинив ему никакого вреда, и, злобно зашипев, снова забрался на дерево. Агрессивность животного мой собеседник объяснил тем, что на руке у него были часы с отливающим блеском циферблатом. Мол, рысь приняла блеск за добычу.
Его рассказ вызвал у меня некоторые сомнения. Каждый, кто мало-мальски знаком с образом жизни рыси, знает, что животное обитает в самых глухих чащобных, буреломных местах и охотится преимущественно ночью. А тут солнечным днем, да еще и практически в городском парке. Здесь есть над чем задуматься. Может, животное адаптируется к городским условиям? Очень сомнительно, однако кто знает?..
 Но каким бы способом ни охотилась рысь, это очень грациозное и красивое животное. И если вам улыбнется фортуна и вы встретите этого зверя, то наверняка надолго запомните его, эти пушистые баки по бокам головы и симпатичные кисточки на ушах. Так что удачи вам!  

Статья опубликована в февральском номере журнала «Друг» для любителей кошек за 2016 год


Показать полностью


Комментарии

Возврат к списку

Породистая гжель

Последние поступления

  • Елена Гудкова: «Счастье, если работа совпадает с увлечением всей жизни»

    Елена Гудкова: «Счастье, если работа совпадает с увлечением всей жизни» Наш сегодняшний гость – эксперт международной категории по всем породам Елена Гудкова — живет в Москве, воспитывает сына-подростка, с увлечением разводит цветы и проводит «военно-полевые» сезоны на даче, где выращивает разнообразные фрукты и овощи. Помимо кошек Елена увлекается коллекционированием минералов и древних окаменелостей, а ее дом полон всяческой живности — это не только привычные пушистые питомцы, но и черепашка, рыбки, белая лягушка пипа и синий рак.

    Читать далее

  • Двойная польза

    Двойная польза Тот, кто рыбачит зимой, знает, что в холодное время года большинство рыб малоактивны и в основном отстаиваются в зимовальных ямах. Ловится преимущественно мелочь — ершики, окушки, плотвички. Наиболее частой добычей рыболовов становятся надоедливые ерши, обычно размером с мизинец. Про таких рыболовы говорят: «Глаза да хвост, остальное колючки».

    Читать далее

  • Как выбрать переноску для кошки?

    Как выбрать переноску для кошки? В жизни каждого владельца наступает момент, когда любимую кошку необходимо куда-нибудь перевезти – будь то кошачья выставка, ветеринарная клиника, поездка на дачу или переезд, во всех этих случаях понадобится переноска. Сегодня в зоомагазинах представлен богатый ассортимент всевозможных переносок. И не потеряться в них очень сложно.

    Читать далее

  • Поведение кошки после родов

    Поведение кошки после родов Даже если роды у кошки прошли успешно, расслабляться рано. Ведь никогда не знаешь наверняка, будет ли она заботиться о своем потомстве так, как подобает настоящей матери.

    Читать далее