ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

журнал для любителей Собак

ПОРТАЛ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

Новости

GPS-трекер для собак

Виктор Помелов. Дело на всю оставшуюся жизнь

Статья опубликована в журнале

Автор: Татьяна Денисова

Дата: 15.12.2017

Подробнее о журнале

Сегодня журнал «Друг» со всеми читателями отправляется в гости к удивительному человеку – Виктору Ильичу Помелову, руководителю хаски-клуба «Северный ветер», участнику нескольких спортивных гонок и экспедиций и просто хорошему человеку.

– Виктор Ильич, расскажите, пожалуйста, о Вашем питомнике. С чего все начиналось?
– Мои собаки находятся в вольерах. Когда я только начал заниматься, приближаться к этой теме, стал понимать, что должно быть. Вот мой чум, а вот мои собаки. Из своего чума я должен всех видеть, поэтому собаки расположены полукругом. То есть с этого все и началось. В Штатах собак содержат по-другому. Они будочку поставят, кол вобьют и собаку посадят на цепочку. У меня собаки расположены по упряжкам. Они так друг к другу привыкают. Я посмотрел на огромные американские питомники по 250–500 собак. Конечно, там экономят на всем. Когда я увидел, как они там все в картонных коробках привязанные живут, пришел в ужас. В России собаку гораздо больше ценят! А там из всего деньги выжимают.
Я, когда начал заниматься собаками, читал книгу «Ездовые собаки – друзья по риску». Сначала я подумал: «Да, с ними действительно рискуешь», а потом понял, что они не только друзья по риску, это друзья по жизни. Я про собак никогда плохо не скажу. Собака – пожизненный друг! Она вытащит там, где «Буран» или «Ямаха» заглохнут!
– А почему именно хаски?
– Хаски – самая настоящая рабочая порода собак. С самого начала, когда в Москве начали появляться хаски (конец 80-х – начало 90-х гг.), непрофессионалы привозили их из Европы как красивую игрушку. Я тогда уже искал, откуда привезти собак для занятий спортивными гонками. По специальности я инженер, но во время перестройки остался без работы. Нужно было чем-то заниматься. Вот я и выбрал себе дело на всю оставшуюся жизнь.
Сейчас по всей России много собак, которые бегают. На данный момент собака в основном обеспечивает человеку спортивный интерес, а не является жизненно важным фактором, как, например, на Севере. В Арктических войсках помимо  техники собака также необходима. Потому что мобильные группы должны перебираться там, где техника не пройдет, а упряжка запросто. Экономия времени, выполнение цели. Поэтому собаки служат в Арктических войсках РФ.
Я этим собакам раньше отводил только одну социальную роль – развитие спорта, занятия с детьми. А сейчас понимаю, что они нужны не только в спорте и занятиях с детьми с ограниченными возможностями, но и в социальной политике, туризме, службе в Арктических войсках.
Вот так. А мне говорят: «Вот Виктор Ильич по сугробам лазает». Я по сугробам, а вы по накатанной трассе носитесь. За что вы носитесь? За грамоту? А мне люди «спасибо!» говорят, для меня это высшая награда.
– Известно, что Вы занимаетесь с кадетами и школьниками…
– Да, занимаюсь. Они планируют служить в Арктических войсках, следовательно, должны уметь с упряжками обращаться. Мои пацаны от 15–16 лет до выпуска занимаются с собаками. У меня были кадеты, которые занимались со мной долго, лет по семь. Они были технически полностью подготовлены. Они и с упряжками справлялись – всё умели. То есть это уже такие ребята (кстати, девочки тоже были), которых я мог спокойно отпустить одних в лес с упряжками. Но это случалось редко, потому что за детей и собак всегда переживаешь. Столько всяких непредвиденных ситуаций может случиться по дороге! Например, какая-нибудь кошечка выскочит из-под забора, а впереди упряжка пробежала. Упряжка рванула! Кошечка побежала через дорогу к противоположному забору, а там дырки нет – глухая металлическая стена! Собаки ее поймали и разодрали. А тут хозяин этой кошки явился: «Ах, вы, живодеры такие! Как вам не стыдно?!» А кто виноват?
Вот был у меня такой случай. Я ребят отпустил. Что там может случиться! Тут две дороги перейти, чтобы до леса добраться. Я ребят далеко никогда не отпускал. Бывали случаи, когда и снегоходы на упряжку вылетали. Потом начали в лесу с собаками гулять – с ротвейлерами, питбулями без поводков.
Например, однажды готовил к соревнованиям упряжку. Упряжка еще небольшая была – шесть собак. Впереди Чар и пять сук. В лесу тишина. И вдруг откуда ни возьмись из поперечной просеки навстречу нам вылетает питбуль. Как он вцепился в Чара! Думаю, ну все, порвет мне сейчас собаку, а впереди соревнования. А это мой первый кобель был! Следом парочка выходит из леса. А это километров за пять до жилья было. Они с собачкой гуляли. Они подбежали. Мы стали растаскивать собак. Хорошо, что у Чара был длинный и густой загривок. Этот питбуль в шерсть зубами вонзился, а до кожи не достал. А Чар его за пятак схватил. Мы их очень долго растягивали, но этому питбулю досталось от Чара.
– Сколько всего собак в вашем питомнике?
– Двадцать две, две из которых чешские, помесные с волками. А хаски у меня длинношерстные. Мне на них нужен бренд российский. Потому что это внутрипородная линия сибирских хаски. Это мне сказали профессиональные зоотехники в зверосовхозе.
– А как удалось вывести длинношерстных хаски?
– Мы проводили селекцию собак. Появились щенки. Все такие среднешерстные были, а один длинношерстный. Потом, когда у меня брали щенков, очень просили этого отдать, но я отказал. Потом им начал вязать сук. У меня пошли щенки: в помете два обычных и два длинношерстных. Народ стал брать с длинной шерстью. Они пушистые, красивые, лапочки. А когда эти лапочки выросли и хозяева пошли на выставки, их там браковали. Говорили, что это не хаски. А я знаю почему. Потому что в России вместе с сибирскими хаски из Америки, Англии и еще некоторых стран-законодателей пришел Стандарт английский и американский на собак с короткой шерстью. Экспертов научили судить по этим стандартам. Конечно, профессионалы. Прошли курсы экспертов и сидят судят. И наши собаки оказались изгоями. Народ же не дурак, не зря люди так любят моих собак. Их сейчас ищут. Я уже третий год племенной работой не занимаюсь, и люди не могут найти себе таких лапочек.
– Расскажите, пожалуйста, подробнее о чешских собаках.
– Эти собаки помесные с волками и наиболее приближены к волку. Мы сотрудничаем с питомником «Wolffriend», который занимается этим профессионально. Волк для меня всегда был интересным зверем. И тут появилась хозяйка этого питомника Валентина Сергеевна Кузнецова. Мы познакомились и стали сотрудничать. Есть очень много проектов во Франции и других странах, где люди сидят в доме и наблюдают, как вокруг них ходят волки. Мы бы тоже хотели организовать нечто подобное.
– Среди Ваших собак есть вожак или все существуют на равных?
– Вожак есть на Севере, где собаки сбиваются в стаи. А здесь есть ведущая собака, которая ведет упряжку. А вожак я, так как я у них главный. Среди ведущих и суки бывают. Бывают две ведущие собаки, одна взрослая и немного упертая, с первого раза не понимает. А вот маленькой сказал, так она эту большую перетянет туда, куда надо.
– Помните ли Вы свою первую собаку в питомнике?
– Естественно! Самую первую собаку, которую я купил, звали Бэтси. Она была очень хорошая, статная, но упертая – вот что значит женщина. Пока не накричишь, не послушается.
– Расскажите про Вашу первую гонку.
– В 1996 году была гонка «Московия-96», которую организовывали журнал «Друг» и два брата-альпиниста Александр и Анатолий Бычковы при поддержке французского экстремала Сержа Мареля. Когда я об этом узнал, решил тоже принять участие. Там уже был один гонщик из России – Сергей Понюхин из Петропавловска-Камчатского. На тот момент он уже не раз выезжал в Европу, а я только начинал. В этой гонке я участвовал только в скиджоринге, потому что у меня еще не было ничего. На первом этапе я обогнал французов и итальянцев, мне тогда еще было 38 лет, я еще на лыжах не закончил бегать. Мои собаки медленнее меня бежали. А мне еще оператор Крючкин подцепил свою собаку Бима. Но я же тогда неопытный был, решил, что две собаки лучше, чем одна. И Бим меня всю дорогу назад тянул. Но второе место мы все равно заняли.
Когда организовывали гонку «Московия-96», была создана Российская федерация спортивных гонок на ездовых собаках. Они написали «на» – это неправильно, но по тем временам допустимо. В 2000-х годах эта федерация изжила себя. И тогда два конкурента – Громов и Богословская – начали создавать свои организации. Первый создал Всероссийскую ассоциацию ездового спорта, а вторая – Российскую федерацию ездового спорта. Я был в шоке. Я учредитель этого, у меня уже тогда питомник был, клуб, Московская Областная федерация. Я потом Богословской звоню и говорю: «Людмила Сергеевна, как так-то? Почему ездовой спорт? Это же спортивные гонки!» А она отвечает: «Так легче переводится». У нас сейчас в России чушью занимаются! У нас занимаются ездовым спортом, то есть ездят на собаках. Когда до этого я делал Московскую Областную федерацию, тогда и назвал по уму, как понимал это: Московская Областная федерация спортивных гонок с ездовыми собаками. Человек и собака – это одна команда! Как я могу сесть верхом на собаку и поехать на ней? Я пашу так же, как они. Я бегу, я толкаюсь, помогаю им в горку бежать. Это спортивные гонки «с» ездовыми собаками!
Тогда везде по России пошел ездовой спорт. Мутко проводит аккредитацию всех федераций. Мы от Московского областного спорткомитета посылаем туда нашу федерацию. А там Юрий Асташенко нам отписывает: «В России нет спорта «Спортивные гонки с ездовыми собаками», есть ездовой спорт. Вы не подлежите аккредитации».
– Сейчас у Вас есть в планах какие-то экспедиции?
– Конечно. Сейчас я планирую организовать экспедицию по территориям Архангельской области, Ненецкого Автономного округа, Республики Коми и Ямало-Ненецкого автономного округа (1600 км). Мне нужно вывести эту гонку на самый высокий уровень. Есть такая ассоциация полярников, которую возглавляет Артур Николаевич Чилингаров, они согласились на эту гонку. И я сделал эту карту.
Сейчас идет работа по передаче части наших собак в Архангельскую область, Мезенский район. Это самое близкое место к Полярному кругу.
На этой гонке можно очень хорошо заработать, потому что там и телевидение будет, и много разных печатных СМИ. Это как большое коммерческое предприятие. Оно сейчас будет продвигаться в свете решений форума «Наша Арктика». В марте этого года прошел международный форум «Арктика – территория диалога». И там состоялся разговор о развитии туристического бизнеса, в частности с ездовыми собаками.
А сейчас мы будем продвигать вот эту большую гонку. Она стартует в Мезене, потом пойдет за Полярный круг, дойдет до Нарьян-Мара, до Воркуты, а там дальше Салехард. 1600 км. Эта гонка станет показательной. Если, конечно, она состоится. Желающих принять участие много, а вот спонсоров пока нет. Это моя идея. Она больше, чем «Айдитород». В Мезене есть ребята, которые эту трассу уже обходили. Сейчас мы их обеспечим собаками, и они будут их готовить к концу февраля – началу марта к прохождению маршрута для трассы будущей гонки.
 – А чем можно помочь Вашему питомнику?
– Нам нужна земля. В Пушкинском районе, по словам администрации, земли для нас нет. Вернее, есть некая территория, но за нее нужно долго бороться – возвращать в государственную собственность, потому что в свое время ее незаконно продали. Она была в целевом бессрочном собствовании, а ее продали. Там биостанция находилась, мы за нее хлопотали. Но это все сложно. Долго мы ходили, просили. Нам обещали. А потом бац – руководство сменилось, и все сначала. А собак нужно обеспечивать. У нас с женой был доход в разы меньше, чем у тех, кто торговал. Но они зарабатывали себе деньги, а мы делали государственное дело.
– Что бы Вы пожелали нашим читателям?
– Иметь хорошего друга, любить его и чтобы это было взаимно.

Показать полностью


Комментарии

Возврат к списку

Породистая гжель

Последние поступления

  • Триумф наших грумеров!

    Триумф наших грумеров! В октябре российская команда грумеров завоевала очень высокое и почетное третье место на Чемпионате мира по грумингу в бельгийском кортрейке. Обошли нас лишь два объективно самых сильных соперника – команды США и Италии. Попадание в призовую тройку для россиян безусловно триумф. Можно ли было рассчитывать на лучший результат и чего нам не хватает для мирового лидерства?

    Читать далее

  • Музей лучшего друга

    Музей лучшего друга 20 августа, перед началом нового учебного года, в Москве открылся первый в России Музей Собаки. Он был организован силами энтузиастов, в течение многих лет собиравших предметы, послужившие основой музейных экспозиций. Уже на следующий день после презентации музей принял первых экскурсантов. Об идее создания музея журналу «Друг» рассказала его директор Марина Елькина.

    Читать далее

  • Расслаивающий остеохондрит

    Расслаивающий остеохондрит К сожалению, такой симптом, как хромота, может быть следствием весьма серьезных заболеваний собак. Об одном из них – расслаивающем остеохондрите, его симптомах, лечении, последствиях и прогнозах на выздоровление – рассказывает ветеринарный врач-хирург клиники «Биоконтроль» Константин Игоревич Еремеев.

    Читать далее

  • Банхар – достойная собака!

    Банхар – достойная собака! Монгольский банхар – воплощение силы и отваги, собака, всецело преданная хозяину, но никогда не теряющая чувства собственного достоинства. Однако быть хозяином банхара – задача не самая легкая, ведь такой Собаке с большой буквы нужно соответствовать. Для того чтобы лучше понять, что это значит, мы попросили владельцев монгольских банхаров поделиться с «ДРУГом» своим взглядом на породу, опытом содержания и воспитания.

    Читать далее